МозаикаМиссис Кристал – бабушка Филлис :: E. Пилипко


Филлис Кристал – психотерапевт. Она родилась в Англии, жила в Калифорнии, а несколько лет назад переехала в Мюнхен, где продолжает работу над своими собственными методами психотерапии. В течение более чем сорока лет она развивает метод рекомендаций, используя символы и методы визуализации, которые помогают людям высвободиться из-под воздействия внешних влиятельных объектов и шаблонов поведения, чтобы полагаться на своё собственное Высшее Сознание, делая его своим руководящим принципом и учителем. Преподавая этот метод, Кристал читает лекции и проводит семинары во многих странах. Она – преданная Сатья Саи Бабы, чье учение и личное влияние являются источником её вдохновения. Она автор книг «Саи Баба. Наивысший опыт», «Воссоединение с энергией любви», «Обуздание нашего обезьяньего ума».
В те дни, что ждут тебя, ступай легко,
И пусть как можно меньше твое эго
тобою будет управлять.
Да будет каждый день твой светом духа облечен,
Когда же день закончен, – сдунь его,
как мыльный пузырек.
Иди вперед, отбросив старые воспоминанья,
ошибки и успехи.
Вот путь, ведущий к миру.
Ф. Кристал


Миссис Кристал – бабушка Филлис

Хочу рассказать о миссис Филлис Кристал. О глубоком впечатлении, которое она произвела на преданную молодёжь – участников Сумской всеукраинской конференции в январе 2006 года.
 
Началось наше знакомство с оригинального эпизода. Вечером, накануне открытия конференции, мы стояли в вестибюле в надежде, что для нас найдётся работа по организации конференции. Стояли, веселились, «юморили» между собой. Вдруг заходит парень (как выяснилось, Руслан): «Не поможет ли кто-нибудь старушку поднять на ступеньки?» Дело было в январе и ступени фасада обледенели, причем настолько, что сложно было подняться по ним.
 
Мы переглянулись: «Старушку? Какую? Стоп. А не Филлис Кристал ли это приехала? Точно! Я! Я! Мы! Вот – четверо!»
Так нам её и представили. Как старушку.
 
Когда мы подошли к автомобилю, первое что мы увидели – это закутанного во все мыслимые одежды – а на дворе ночь, минус 25 градусов, сильный порывистый ветер, метель, – маленького человечка. Стин Пикулелл быстро вынес кресло-каталку, и мы осторожно перенесли необыкновенно лёгкого пассажира в кресло.
 
Когда мы вкатили кресло в вестибюль, девочки помогли миссис Кристал снять шубу, пальто и платок.
 
Первое, что мы увидели, это необыкновенно глубокие глаза. Глаза, полные понимания, любви, радости и добродушия. И широкая улыбка радушного ребёнка. Мы-то помнили, что миссис Кристал примерно 95-96(!) лет. Никак не ожидали увидеть пышущего жизнью и благодушием человека в таких летах. Кроме того, оказалось, что кресло-каталка нужна ей только, чтобы передвигаться по улице. Да и то, потому что сильный снег и ветер буквально сбивали с ног.
 
Когда девочки сняли платок, что укрывал голову и лицо миссис Кристал, мы увидели роскошную россыпь густых серебристо-седых волос. Как царская корона, или грива сильного льва величественно рассыпались они, подчёркивая благородные черты лица миссис Кристал. Как будто сверкающая шапка белого горностая, что носили княгини Киевской Руси. Полный образ благородства и доброты с неподдельной заботой обо всех.
 
Но более всего нас поразила та благодать и вековое спокойствие, которое исходило от миссис Кристал. Оно буквально изливалось на нас. Мы с трудом оторвали своё внимание от её облика на естественные хлопоты по поводу приезда и обустройства.
 
С первых же мгновений миссис Кристал улыбалась и благодарила всех вокруг, даже за самую небольшую услугу. Но как она благодарила!! Её «Thank you» исполнено такой искренности и глубины, как будто ей только что спасли жизнь. И так всякий раз. Ей Богу, когда миссис Кристал говорила нам «Thank you», то мы хотели упасть на колени и плакать от счастья. Все ребята нашей группы признались в этом, когда ехали домой после конференции.
 
Её прикосновения необыкновенно нежны и спокойны. Даже не так. Они умиротворяющи. Руки всегда тёплые и мягкие. А её пальцы – красивые, длинные пальцы настоящего аристократа. У миссис Кристал нет и тени дрожи в этих изящных руках. Когда она протягивала нам свою сумочку (между нами говоря – довольно объёмную), даже эта сумочка не дрожала, хотя миссис Кристал держала её на вытянутой руке.
 
Миссис Кристал – необыкновенно мягкий и светлый человек. Её полная умиротворённость и благодушие – образец искреннего преданного.
 
Мы знаем, что все свои действия нужно посвящать Богу.  Миссис Кристал посвящает Богу буквально каждый шаг. Я не шучу. В самом прямом смысле.
 
Когда мы поднимались с ней на 3-й этаж, миссис Кристал ступая на каждую (!) ступень, говорила мягко, но глубоко «Саи Рам. Саи Рам. Саи Рам…». И так на каждой ступени до 3-го этажа, по 6-7 раз в день в течение трех дней. От первого до последнего «Саи Рам» это был одинаковый «Саи Рам». Полновесный. Окончательный. Это был такой искренний «Саи Рам», как будто это последний «Саи Рам» в её жизни!
 
Ещё раньше, когда мы узнали, сколько лет миссис Кристал, то мы ожидали увидеть бледную старушку, почти дряхлого вида, возможно, с трясущимися руками и не всегда ясным взором. Не говоря уже про ясную чёткую мысль.
 
Но, не взирая на свои более чем преклонные года, миссис Кристал удивительно ясно мыслит.
 
Например, на конференции миссис Кристал выступала полтора часа подряд, а после минут сорок пять отвечала на любые вопросы. При этом ни разу не отвлеклась от первоначальной мысли, ни разу не сбилась с темы размышления. Все её выступления три дня подряд (!) были ясны, точны, понятны и исчерпывающи. Ответы на вопросы после лекции были чёткими, не двусмысленными и конкретными. Её примеры из жизни, яркие и точные, наглядно иллюстрировали каждую проблему. А все проблемы носили глубокий философский и жизненный смысл. Её рекомендации по выходу из проблем носили прикладной характер. То есть не были чем-то отвлечённым. А были примером личного опыта и многократной практики.
 
Весь труд и качество подобного выступления может оценить каждый, кто пробовал выступить перед аудиторией человек в 100-150 в течение хотя бы одного часа. И хотя у меня есть некоторый опыт публичных выступлений (работаю преподавателем в вузе), мне было чему поучиться у миссис Кристал.
 
У неё не только чёткая и ясная мысль, но и чёткая выразительная речь. То же можно сказать о её светлой и ясной памяти. Когда мы, улучив минуту, расспросили её о путешествиях (первом и последующих) с мужем по миру: в Китай, СССР, Индию – то мы удивились способности помнить и выделять важные, относящиеся к сути дела, детали. Ни одной второстепенной мелочи не было в её спокойном рассказе.
 
Нас искренне растрогало, и даже всколыхнуло, полное отсутствие эго у миссис Кристал. За три дня, что мы были рядом с ней, а рядом мы были с утра до вечера, так как нашей группе доверили заботу о миссис Кристал, мы ни разу не услышали ни одной фразы типа: «Можно ли то-то и то-то…», «Я хочу…», «Дайте мне, пожалуйста…». Напротив, это мы вынуждены были всё время что-либо предлагать. Например, у нас были такие диалоги.
 
Мы заметили, что миссис Кристал жарко. Именно заметили, она не говорила нам ничего, и даже не давала понять, что ей жарко.

-        Быть может, Вам жарко?
-        Да, пожалуй (пауза).
-        Быть может Вам помочь снять платок? – большой пуховый платок лежал на её плечах.
-        Если можно.
Или:
-        Вам холодно?
-        Да, немного (пауза).
-        Вам одеть платок?
-        Да. Если можно.
Или:
-        Вы хотите пить?
-        Да, спасибо.
-        Вы хотите чай или компот?
-        Не знаю, – с широкой улыбкой, – что-нибудь.
-        Вы хотите чай?
-        Да, спасибо (пауза).
-        Миссис Кристал, какой Вам чай – зелёный или чёрный?
-        Какой хотите (пауза).
-        Вам зелёный?
-        Если можно.

И всё остальное в таком же духе. Полное отсутствие эго. Если о чём-то спросят миссис Кристал, то она охотно и с улыбкой отвечает. Если нет, то она никогда не навяжет свой разговор. Некоторые преданные не знали, как обратиться, и по простоте душевной вполне фамильярно обращались: «М-м-м, Филлис! Можно фото? Плиз». Дескать, не уходи далеко, сфотографируйся с нами. И тени эго не было в её глазах. Только широкая улыбка и готовность сделать всё возможное.
 
На третий день конференции мы спросили миссис Кристал, не желает ли она отдохнуть днём (в смысле поспать) после её двухчасовой беседы. Она с любовью сказала, что уже много лет не спит днём. А мы-то знали, что два дня подряд после бесед в конференц-зале она поднималась в свою комнату. Неожиданно смело для самих себя спросили:

-    А что же Вы днём делаете, если не спите?
-        Тайцзы-цюань.
-        Что-что?
-        Тайцзы-цюань, – мягко пояснила миссис Кристал, – это гимнастика, широко известная в Китае. Лёгкие упражнения.
-        Сколько же можно делать гимнастику? 5-10 минут – не больше, учитывая возраст, – заметили мы.
-        Можно полчаса, можно час. Обычно я выполняю упражнения в свободное время – часа два днём.
-        !!! А откуда Вы знаете про тайцзы-цюань?
-        Еще до поездки в Китай (конец 70-х – начало 80-х, – прим. Е.П.) мы ходили с мужем на занятия. Даже в ашраме Саи Бабы рано утром и днём мы уходили на холмы, и там, на вершине, делали тайцзы. Однажды Саи Баба позвал нас и сказал, что это очень хорошие упражнения, только не ходите так далеко, это опасно. Вы можете выполнять их и здесь, в ашраме. С тех пор я ежедневно делаю тайцзы.
        
Вечером второго дня конференции миссис Кристал пожелала встретиться с молодёжью. И только с молодёжью. Всякий, кто был старше 30 лет, не допускался на эту встречу. Нам – молодым – это очень понравилось. Такая забота о нас не каждый день встречается. Филлис Кристал говорила очень просто и доверительно. Она сидела в уютном кресле, за которым горели свечи, создавая тёплую атмосферу. Вся молодёжь конференции сидела у её ног, как внучата вокруг бабушки, и слушала её добрые рассказы.
 
Миссис Кристал сама неожиданно заговорила о вопросах, о которых все думали, но не задавали. О взаимоотношениях между юношами и девушками. О совместном проживании. Нравственности и о последствиях такого поведения. Об отношениях между родителями и детьми. Между мужем и женой. О воспитании будущих детей. О любви в семье. Ни капли нравоучения. Ни малой толики морализаторства. И ни слова об Учении Бхагавана. Но как много сказала о сущности Его Учения. Это и была та самая таинственная и внезнаковая гатха, которую могут передать только Мастера.
 
Даже не столько слова были важны. Непередаваемым было само состояние, разливающееся вокруг неё. Полная и совершенная любовь и мягкость. Вместе с тем решимость и спокойствие. Воля и благодушие, доброта и сила духа. Всё это научило нас больше, чем все многочисленные поучения книжных мудрецов. Она воистину частица Самого Бхагавана. Идеал бхакты. Её беседа была настоящей Упанишадой. То есть мы изменялись, сидя у её ног. Её присутствие – настоящий даршан. И нас всех поразила мысль, что если обычный земной человек может стать настолько преданным, что являет собой продолжение духа Бхагавана, то и мы сами можем стать таким продолжением. Эта цель, которая была умозрительной, стала такой осязаемой, что мы вдохновились и набрались решимости реализовать свою Божественную природу. Именно такие примеры вселяют веру в достижимость и близость этой желанной цели.

Радость от её присутствия переполняла нас всех. Ребята вспомнили старинный русский обычай. Когда русичи возвращались из далёких земель, то они обязательно приносили своей маме или бабушке платок. После такой захватывающей беседы мы как будто вернулись из дальних стран заблуждений в родной дом. Все ребята подарили расписной русский платок миссис Кристал и назвали её своей Бабушкой. Бабушкой Филлис.
Е. Пилипко



Глава 7 из книги Филлис Кристал «Обуздание нашего обезьяньего ума»

Черная и белая птицы

Однажды у меня было поразительно ясное видение, иллюстрирующее, как часто мы теряем спокойствие и невозмутимость, когда мы стремимся схватить нашим обезьяньим умом то, без чего, как мы думаем, мы не можем жить, и оттолкнуть от себя то, чего мы опасаемся больше всего. Я называю это “черная и белая птицы”.
 
На своей внутренней сцене я увидела, как я иду по натянутому канату с вытянутыми в разные стороны руками, помогая таким образом сохранять равновесие. Я с большой осторожностью делала очередной шаг, следя за тем, чтобы мой взгляд был направлен только вперед, а не куда-то вниз. Внезапно краем глаза я заметила огромную черную птицу, которая, похоже, собиралась напасть на меня с левой стороны. Не задумываясь, я наклонилась в ее сторону, чтобы оттолкнуть ее, и сразу же упала с каната. Я вскарабкалась назад и продолжила свой путь по канату, и тут я заметила прекрасную, сияющую, белоснежную птицу справа от меня. Она была так привлекательна, что мне захотелось прикоснуться к ней, и я импульсивно наклонилась, чтобы дотронуться до нее, но снова упала с каната.
 
Я опять взобралась наверх и спросила о значении этого внутреннего опыта, показанного мне. Я получила знак, что черная птица представляет собой все то, чего я не хочу, или то, чего я боюсь больше всего, если оно вдруг случится, в то время как белая птица символизировала все то, что я когда-либо могла пожелать. Я потеряла равновесие как при отталкивании черной птицы, так и при попытке схватить белую. Когда я попросила указать решение этой обычной дилеммы, мне снова велели пройти по натянутому канату, держа руки разведенными в стороны и с раскрытыми обращенными кверху ладонями, чтобы я была согласна принять каждую из этих двух птиц, если они захотят усесться на моих ладонях.
 
Этот опыт наглядно иллюстрирует частый совет Бабы с невозмутимостью принимать все пары противоположностей, такие как жара и холод, удовольствие и боль, здоровье и болезнь, и все остальное. Одна из его коротких броских фраз очень хорошо подытоживает этот момент: “Хвала и хула – все едино” (“Praise and blame; all the same”). Конечно, легче услышать этот совет или прочитать его, чем применять на практике в нашей повседневной жизни. Это возможно только благодаря помощи Бабы, потому что наше эго будет сопротивляться до самого конца, стараясь сохранить свой контроль. Короткая мантра – “предайся, доверься и прими“, которая пришла во время работы, в которую я вовлечена, оказывает большую помощь. Она означает предаться высшему “Я”, довериться всему тому, что Оно вызовет, так как Оно знает, что нам нужно, и принять все это.

Пожалуйста, дай мне то, что, как Ты знаешь, мне нужно
Хотя я могу все же и не соглашаться
Из-за моего ограниченного видения,
Что это лучше для меня.
 
Мы стремимся держаться слишком крепко
За то, что, как мы думаем, нам нужно,
И забываем, что Ты это лучше знаешь
Ведь Тебе известны наши прошлые жизни.
 
Мы также хотим оттолкнуть
Те вещи, что печальны,
Не замечая, что в них есть
Хорошее внутри плохого.
 
Ты велишь нам согласиться
Наблюдать за этим, чтобы увидеть,
Что лучше принять и то, и другое
С невозмутимостью.
 
Ибо только если мы делаем так
Мы можем всегда по-настоящему быть
Полностью счастливыми и безмятежными
В Твоей неопределенности.
 
Так дай мне то, что, как Ты знаешь, мне нужно
И помоги мне согласиться
Ведь только Ты способен
Решить, что лучше для меня.
Ф. Кристал