МозаикаВоспоминания профессора Анила Кумара. Часть 2

Воспоминания профессора Анила Кумара. Часть 2

Путешествие с живым Аватаром в течение четырёх десятилетий

Профессор Анил Кумар Камараджу

Этот случай произошёл четыре десятилетия назад, но он всё ещё свеж в моей памяти.

Главным гостем программы того вечера был м-р Валлуру Партхасаратхи. Он сказал: «Я пришёл на это собрание не в должности главного судьи Высшего Суда. На самом деле день, когда я был назначен президентом Шри Сатья Саи организации Андхра Прадеш, более памятен для меня, нежели тот день, когда я принял присягу как главный судья Высшего Суда Андхра Прадеш».

На том собрании присутствовал также известный в прошлом учёный и великий оратор Шри Сури Бхагавантам. Он сказал: «Вы представили меня как вице-канцлера столь многих университетов, в которых я работал, вы представили меня как великого учёного и министра внутренних дел. Все эти посты могут быть верны на мирском уровне, но на это собрание я пришёл как преданный Саи. Все эти посты не важны для меня, поскольку они временны».

Мой отец Шри Камараджу Бапаййя, вышедший в отставку как объединённый директор департамента образования, был студентом Шри Сури Бхагавантама. Он участвовал в этом собрании только из уважения к своему преподавателю. В те дни мой отец относился к Свами нейтрально. В то время никто из моей семьи никак не воспринимал Бабу. Я просто сопровождал своего отца на то собрание.
Выступление Шри Сури Бхагавантама в тот день было очень необычным. Он делился прекрасными переживаниями общения со Свами. После каждого эпизода он спрашивал: «Что бы вы делали, находясь на моём месте? Если бы вы были таким же учёным как я, как бы вы смотрели на такие феноменальные происшествия?» Он пытался сказать, что не имеет значение, кто вы по профессии, знаток священных писаний или учёный, вы ничто без Свами.

Однажды Шри Бхагавантам и Свами шли по берегу реки. Неожиданно Свами остановился и спросил: «Бхагавантам, мы можем присесть здесь?» Он подумал: «Баба может делать так много чудес. Я Его сейчас испытаю». Он ответил Свами: «Свами, давайте пройдём немного дальше». Пройдя немного, он сказал Свами: «Давайте сядем здесь». После короткой беседы Свами сдвинул немного песка, вытащил миниатюрную Бхагавад Гиту и подарил её Шри Бхагавантаму, тот был ошеломлён. Когда он спросил, где была напечатана эта миниатюрная книга, последовал ответ: «В САИ ПРЕСС».

В другой раз, во время прогулки по берегу моря Свами спросил: «Какое есть другое название у моря?» Бхагавантам ответил: «Ратнакар». Тогда Свами сказал: «В таком случае оно (море) должно быть полно сокровищ» (Ратна также означает «драгоценные камни»). Как только Свами произнёс эти слова, накатила огромная волна, принесшая ожерелье из драгоценных камней и украсившая им Лотосные Стопы Свами.

В тот день Шри Бхагавантам также рассказал о странной лиле, произошедшей много лет назад, когда Свами посещал храм Ширди. Там Он материализовал бриллиант и вставил его в мраморную статую так легко, словно это был очень мягкий материал. Став свидетелем этой редкой лилы, он очень удивился, видя, как Свами смог так легко закрепить бриллиант на мраморной статуе. Читая сомнения в его уме, Свами сказал: «Разве Создатель не может прикрепить бриллиант?»

После собрания в тот вечер мой отец встретился с учителем Шри Бхавантамом. В тот вечер мы впервые увидели фотографию Свами, помещённую на сцене. Возможно, это был пример пробной дозы, предписанной нам Бхагаваном. Примерно через два года после этого наша связь с нашим любимым Свами начала усиливаться.

Члены нашей семьи были стойкими последователями Брахма Самадж (Самадж – духовное общество). Мои родители, дедушка по отцу Шри Камараджу Ханумантха Рао и дедушка по матери Шри Палапартхи Нарасимхам были хорошо известными активистами Брахма Самадж. Оба они говорили на нескольких языках, очень хорошо знали английский, телугу и бенгали. Они также близко общались с Шри Кандукури Виреса Лингам Пантхулу, человеком, который стал причиной возрождения людей, говорящих на языке телугу, и литературы на языке телугу. Оба мои дедушки в течение пятидесяти долгих лет издавали два журнала «Дхармасаратхи» и «Дхармаджйоти» соответственно.

Будучи последователями Брахма Самадж, они были абсолютно против поклонения идолам, проведения ритуалов и других подобных духовных практик. Мы верили в бесформенный Брахман. Мои предки также прилагали все усилия для отмены кастовой системы, обучая людей и давая им знания о плохом влиянии кастовой системы на общество. У нас дома не было никаких изображений Богов или Богинь, мы также не молились никаким Богам. Однако у нас дома каждый день в 7 часов вечера проводилась общесемейная молитва, и мы каждое воскресенье вечером посещали местный храм Брахма Самадж.

Тем не менее, на заднем плане БОЖЕСТВЕННЫЙ ПЛАН медленно оказывал своё влияние. Свами натягивал все нити, чтобы подтащить нас к Себе, внеся в картину один «предлог». Этим «предлогом» было плохое здоровье моей жены. У моей жены была киста матки, и врачи рекомендовали удалить её, потому что она могла привести к раку. Гунтур, где я родился, известен своими школами и клиниками мирового класса. Не имея никакого выбора, известный врач того времени др. Й.В. Субба Рао, пылкий преданный Ханумана, прооперировал её. Операция прошла успешно, но Баба внёс здесь небольшое искажение. Она начала испытывать мучительную боль. Все врачи, к которым мы обращались, после обследования говорили, что всё выглядит нормально, и никаких отклонений нет. Снаружи всё выглядело хорошо, поэтому многие врачи смотрели на нас странно, когда она жаловалась на непереносимую боль, несмотря на то, что обследования показывали, что всё нормально.

Затем мне на ум пришла одна мысль. Я сказал своей жене: «Ты вышла из ритуальной семьи, верящей в посещение храмов и выполнение ритуалов. Почему бы тебе не начать с этого времени выполнять ту установившуюся практику? Давай ходить каждый день в храм. Ты можешь медитировать в храме или обходить вокруг храма, который тебе нравится. Только, пожалуйста, не проси меня входить в этот храм. Я принадлежу к Брахма Самадж, а это против тех правил, в которых я был воспитан».

В те дни нанять рикшу на два часа стоило 1,5 рупии. Мы начали проводить свои вечера в различных храмах. Чтобы соблюдать свою «дисциплину», я не входил ни в какой из храмов. Я обычно стоял снаружи и играл со своими детьми. Тем временем она становилась более весёлой, несмотря на то, что боль всё ещё оставалась. Мне приносило большое облегчение видеть её в более нормальном состоянии.

Однажды мы проезжали на рикше мимо Рама Вйсйа Дхарма Сатрам около железнодорожной станции Гунтура и услышали, как группа людей поёт бхаджаны. Неожиданно моя жена сказала: «Давай сегодня пойдём на бхаджаны». Войдя в зал и увидев фотографию Свами на сцене, я был захвачен врасплох. Мои мысли сразу же вернулись к тому дню, когда я в колледже выгнал из класса девушку, на руке которой было кольцо с изображением Саи Бабы. Другая девушка была выгнана из класса за то, что носила кулон с изображением Саи Бабы. В другом случае, когда один студент попросил меня дать важные вопросы, которые могли бы быть на выпускных экзаменах, я сказал: «Я не Саи Баба, чтобы предвидеть, какие вопросы будут на выпускных экзаменах». После арати мы отправились домой. Моя жена, выглядевшая удовлетворённой и очень непринуждённой, сказала: «Я сегодня очень счастлива и спокойна».

С того дня мы начали ходить на бхаджаны, проводившиеся в различных домах. Наши дети ходили с нами, потому что им очень нравился прасад, который раздавали в каждом месте проведения бхаджанов. Поскольку у нас была смешанная семья, наше отсутствие в доме не замечалось. Так же, как Кайка из Рамаяны просила Раму выполнить её желание, моя жена тоже попросила меня выполнить её желание – отвезти её в Путтапарти!

Я чувствовал себя, словно мне в голову ударила молния. Будучи 100% последователем Брахма Самадж, более того, будучи их ведущим проповедником, я спросил себя, почему я позволяю себе проходить через все эти испытания, злоключения и беспокойства? На самом деле, если я активно распространяю послание Брахма Самадж в обществе, разрешат ли нам главы моей семьи поехать в Путтапарти? С большим трудом мы убедили мою бабушку по материнской линии. Затем она смогла тактично убедить моего дедушку. Я чувствовал себя так, словно мы выполняли грандиозную миссию.

Я поехал в Путтапарти, поставив своей жене три условия. Первое условие: будучи преподавателем христианского колледжа в Гунтуре, я не мог оставаться там (в Путтапарти) несколько месяцев подряд. Я сказал: «Я не могу остаться в Путтапарти больше, чем на четыре дня». Второе условие: «Ты не должна меня насильно заставлять делать намаскар (жест приветствия) Свами». Третье условие: «Ты не должна просить меня входить в зал для даршана». Получив заверение в исполнении всех трёх моих условий, я с женой, нашими детьми и тёщей отправился в Путтапарти. Только для того, чтобы довезти всё в сохранности, мы положили манго и тамариндовый маринад в разные сосуды.

Мы должны был сесть на поезд Амаравати экспресс, выйти на станции, называемой Гунтакал (около 8 часов езды от Путтапарти), сесть на другой поезд, чтобы доехать до железнодорожной станции Дхармаварам, а затем сесть на автобус до Путтапарти. Каким-то образом мы безопасно доехали до Путтапарти.

Будучи вновь прибывшими, мы должны были снять комнату за пределами ашрама. Эта комната была немного странной. Все двери и окна при прикосновении к ним падали вам в руки. Вы легко могли принести их в своих руках и поставить на место. Хозяева обычно брали полрупии за ведро горячей воды.

В те дни уборка в ашраме начиналась в 3:30 утра. К 4 часам утра можно было видеть преданных, собиравшихся для нагарсанкиртана среди щебечущих птиц, сладкого аромата цветов, и не забудьте звук веников, подметающих территорию, которые тоже создавали нежную мелодию.

Атмосфера была очень приятной. В те дни дисциплина в ашраме напоминала военную. Вас высылали из зала, даже если вы кашляли. В те дни был только один человек старшего возраста – Шри Нараянаййя, полностью чудаковатый с большим факелом в руке. Если кто-то шептался или бормотал, или подпрыгивал в линиях, он тут же хватал их и выгонял!

Одним прекрасным утром я встретил одного человека из моего родного города и не в силах контролировать свои эмоции от счастья громко сказал: «О, друг, как дела?» Мой друг тут же сказал: «Не говори громко». В ашраме важна тишина. Это был мой первый урок.

В другой день утром, когда я был в ашраме, мои дети попросили питьевой воды. В те дни люди жили в маленьких шедах, расположенных рядом с мандиром. Дом Шри Кастури был первым. Когда он уже покидал свой дом, чтобы идти на даршан, я подошёл к нему и спросил: «Сэр, мои дети хотят пить. Пожалуйста, не могли бы вы дать немного воды?» Он тут же дал нам воду и утолил нашу жажду. Я вежливо сказал: «Я извиняюсь, если из-за нас вы опаздываете на даршан». Кастури ответил: «Для меня дать вам воды важнее, чем попасть на даршан». Я впервые узнал, что значит настоящая сева (служение).

В соответствии с предварительными соглашениями, я с детьми оставался снаружи зала для даршана, играя с ними. Недовольная мною моя жена обычно спрашивала: «Что ты потеряешь, если войдёшь и сядешь в зале даршана для бхаджанов?» Но я держался своего обещания и оставался за пределами зала для даршана.

Тем временем день нашего отъезда приближался. Не знаю почему, но где-то в своём сердце я чувствовал, что даже с расстояния было бы неплохо увидеть Бабу хоть один раз. В тот вечер я с детьми стоял у ворот Гопурам. Пурначандра аудитория только строилась. Свами сидел на троне далеко, Его почти не было видно. Шли бхаджаны, и неожиданно Свами встал со Своего трона и пошёл к тому месту, где я стоял. Моё сердце учащённо забилось. По мере того, как Он приближался, подходя всё ближе и ближе, моё сердце начало биться так громко, что я отчётливо слышал его. Баба подошёл прямо ко мне и встал передо мной. Мои ноги начали дрожать. Мой ум был полон негативных мыслей. Я подумал, Он спросит о негативных статьях, которые я читал в журнале “Блиц”.

«Если Он спросит, что ответить?» Я хотел убежать оттуда. Баба, спокойно стоявший прямо передо мной, начал рассматривать меня с ног до головы. Каждая клеточка моего тела затрепетала от страха, и я стоял перед Свами, не зная, что делать.

Медленно Свами направился к Пурначандра аудитории, чтобы посмотреть, как идут строительные работы. Какой великий сюрприз!! Пока я с любопытством наблюдал за Свами, в Его руках неожиданно появилась тарелка, наполненная ладду (индийскими сладостями). Он начал раздавать эти ладду всем, работавшим там. Я подумал, что мы тоже получим ладду, если что-то останется. Когда на тарелке осталась одна ладду, Свами отдал её последнему рабочему.

Мгновенно на моих глазах тарелка исчезла. Я был разочарован, не получив ладду, но, тем не менее, удивлялся, откуда появилась тарелка с ладду, и куда она исчезла! Я не получил ответов на свои вопросы. Это было первое чудо, совершённое Свами, которое я наблюдал.

Источник: http://saibabaofindia.com/2-Memories-and-Memoirs-by-prof.-anil-kumar-kamaraja-sri-sathya-sai-baba.htm