UncategorizedСирота, усыновлённый Богом. Часть 1

Сирота, усыновлённый Богом. Часть 1

Пути и победы, невзгоды и благословения в жизни Ананта Пандея, молодого и активного преданного Саи

Имя Ананта Пандея широко известно в определённых кругах последователей Саи. Это человек, который лично слышал мнение о Сатья Саи Анна Хазаре (Анна Хазаре – выдающийся индийский общественный деятель, возглавлявший в 2011 году индийское антикоррупционное движение).

 

Активист движения Ганди и общественный деятель Анна Хазаре

«Я – всего лишь инструмент Дхармы, Он – воплощение Дхармы» – это заявление Ананта Хазаре имело вдохновляющее влияние на наши жизни. Дело не в том, что Баба нуждался в подтверждении Своей «подлинности» столь влиятельным человеком, но его слова, в определённом смысле, дают нам такую же силу и воодушевление, как и само знание о существовании Саи.

Встреча с Анна Хазаре произошла в самом начале «взрослой» жизни Ананта, жизнь которого была похожа на сагу о трудностях и злом роке, но что более важно, она же есть и свидетельство об искуплении и возрождении, которое даёт милость Божественной Любви. Жизненный путь Ананты отнюдь не был устлан коврами, но у Господа были свои приёмы, чтобы приукрасить его.

Мы встретились с Ананта Пандеем, весёлым и доброжелательным человеком, в студии и общались с ним действительно «от сердца к сердцу». К концу нашей встречи эмоции радости и благодарности переполняли и нас, и его.

Вот его замечательная история.

Удары судьбы в раннем детстве Ананты

Он родился в Пандейяпипра, в деревушке вблизи священного города Варанаси (штат Аттар Прадеш, север Индии). Ананта не очень много помнит о своих первых шести годах жизни.

«Я помню тот роковой день, 14 января, когда моя мама ушла. Моя жизнь стала невыносимо тяжёлой. Отец появлялся дома крайне редко. Он работал подрядчиком на карбидной фабрике в Амаркантаке, небольшом городе в Мадхья Прадеш (штат в центральной Индии). Ужасно, что после смерти матери он вообще перестал приходить домой. Это доказательство того, что он не хотел моего появления на свет».

Таким образом, Ананта остался на попечении дедушки и бабушки. Дедушка питал его вечными ценностями индийской культуры и духовности, в то время как бабушка просто обожала его. Но денег у них почти не было. Так обстояли дела и ко времени, когда пришла пора ходить в школу. Каждый день Ананта босиком (ему не могли купить даже какую-нибудь обувь) проходил примерно 5-6 км. При этом он не был учеником в школе, он просто сидел у порога классной комнаты, впитывая каждое слово, звучащее там.

Потом случилась ещё одна трагедия.

Храм Нармада Югдам в Амаркантаке. В этом месте, называемом также Нармадакунд, берёт истоки река Нармада

«Когда мне было 11 лет, ушёл дедушка. Я ещё не оправился от горя, как меньше, чем через год, бабушка также оставила меня. Тогда первый раз приехал отец – на похороны своей матери. Там он услышал много пересудов о моём бедственном положении от наших односельчан.

У него не было другого выбора, как взять меня с собой в Дхамгхар, который был недалеко от Амаркантака. Когда мы туда приехали, я был неприятно поражён, увидев, что отец живёт с другой женщиной, и он хотел, чтобы я относился к ней, как к матери! Они жили вместе уже почти 7 лет».

Прежде всего, Ананта был ребёнком. Он нуждался в заботе и поддержке. И даже до того, как он научился бы относиться к ней, как к матери, она должна была принять его, как сына, не правда ли?

Однажды, когда отец ушёл на работу, она накормила его отравленными чапати!

«Я почувствовал нестерпимое жжение в животе, начал рвать кровью. Всё моё существо дрожало от омерзения. Я просто вышел из дома и пошёл, не зная, куда. Я забрёл в густой лес. Не знаю, что случилось, но вдруг я рухнул на землю».

Бедный мальчик! Как он узнал, что отравлен?

«Это мне объяснил доктор. Мальчишки из частного Кальян Ашрама случайно нашли меня, лежащего без сознания в луже крови. Я пролежал в больнице больше месяца. Всё это время ко мне часто приходили полицейские, расспрашивая о родителях. Я чувствовал, что если расскажу им правду об отце и своей мачехе, они их обязательно накажут, поэтому я сказал, что ничего об этом не знаю».

Можно ли упрекать его? Он переживал за человека, который должен бы был быть его отцом – за отца, который должен бы был быть человеком. Он рассказал полицейским о своей тёте, живущей по соседству в Биджури. Таким образом, он был доставлен туда и представлен ей. Но когда Ананта понял, что эта «тётя» постоянно общалась с его отцом, он быстро убежал оттуда. Он был сыт по горло отцовской заботой и больше не хотел иметь с ним что-либо общее. Ему ничего не оставалось, как пойти в Чатах Мохалла, своего рода сиротский дом для мусульманских детей. Он стал жить там.

В его горестную жизнь безмолвно приходит Свами, подобно лучу солнца, проникающего сквозь тёмные толщи облаков

«Я вспоминал, что рассказывал мне дедушка о Боге. Я удивлялся, может ли Бог существовать на самом деле, если со мной происходит всё это? За небольшую плату я стал заниматься с детьми первых и вторых классов, и этих денег хватило, чтобы я начал посещать посещать 8-й класс в Харш Адарш Видьялая  –  маленькой местной школе, находившейся там».

Именно в этот момент Бхагаван Шри Сатья Саи Баба решил войти в жизнь этого горемычного, беззащитного ребёнка.

«Наш преподаватель хинди, г. Сахаай, рассказал мне о Ширди Бабе, Сатья Саи Бабе и Према Саи Бабе. Я бы просто посмеялся над ним и быстро обо всём забыл, но когда он рассказывал о них, в его глазах стояли слёзы. Его чувства были такими искренними, такими неподдельными! Я был тронут. И я просто поверил, что Сатья Саи – это Бог на земле. Мне передалась его убеждённость».

Той ночью Ананту приснилось, что к нему пришёл святой человек и стал над ним добродушно смеяться, а потом поднял руку и благословил его. Он почувствовал себя как-то странно, но при этом необъяснимое, блаженное ощущение внутреннего покоя охватило его.

«На следующий день я пошёл домой к учителю математики, г. Гири, чтобы прояснить свои сомнения. Я увидел, что он делает арати перед портретом странного человека. С первого же взгляда на него я почувствовал что-то очень знакомое и приятное в его облике. Когда я спросил г. Гири, кому он поклоняется, он ответил, что это Бхагаван Шри Сатья Саи Баба. Я тут же вспомнил всё, что мне рассказывал г. Сахаай, и присоединился к нему».

Это одно из чудес Господа. Не говорилось ли нам и раньше, что совпадения – это чудеса, происходящие, когда Бог решает сохранить анонимность? А г. Гири эту фотографию Бабы подарил некий С.К. Урмалийа, менеджер Центрального Банка. И только из уважения к Урмалайя и доверия к нему, г. Гири стал молиться на эту фотографию.

«У меня по телу пробежали мурашки, когда я осознал, почему человек на фотографии кажется мне знакомым. Это был Бхагаван Шри Сатья Саи Баба, который приходил ко мне вчера ночью!»

Потрясённый происшедшими событиями, Ананта разыскал г. Урмалайя и стал страстно расспрашивать его об этом улыбающемся Бабе. Он не только узнал множество удивительных вещей о Саи, но ему также подарили книгу Бал Викас и фотографию Бхагаваана. Он поставил её рядом с Дургой на свой маленький алтарь, у которого каждый день усердно молился. Кроме того, г. Урмалайа помог ему найти хорошую квартиру за невысокую плату, которую он смог выплачивать из своего скудного заработка. Кстати, теперь он учил детей 7-х и 8-х классов.

Появление пепла! Разве Баба не говорил: «Я превращу все ваши беды в пепел»?

Анант Пандей в студии Радио Саи, октябрь 2011

«Это был праздник Дивали – праздник огней и счастья. Я вдруг заметил, что на фотографиях Сатья Саи Бабы появилось много серой пыли. Но странно, когда я вытер пыль, её стало ещё больше. Скоро Его волосы были полностью покрыты этим порошком. Я рассказал об этом г. Урмалайа и тогда узнал о вибхути. Он сказал мне также, что тем самым я был благословлён и пообещал взять меня как-нибудь с собой в Путтапарти.

Кроме того, он познакомил меня с г. Джейрамом Ганди из Катни, который был в то время одним из ключевых членов в Организации Сатья Саи этого региона. Г-жа Урмалайа тоже любила меня, это она вдохновила меня учить бхаджаны».

Так продолжалась жизнь Ананты. Но теперь, движимый господином Урмалайа, он стал принимать участие в программах служения. Правда, спустя время, они потеряли контакт друг с другом. Но теперь Ананта был в контакте с Бабой!

«Это произошло, когда я решил поехать в Путтапарти, увидеть Свами. Я чувствовал, что только Он может мне помочь. Я решил, что уеду отсюда навсегда и останусь со своим Богом. Поэтому, не колеблясь, я раздал то немногое, что у меня было, и с 500-та рупиями (примерно 12$) отправился на вокзал покупать билет в Путтапарти. Но оказалось, что моих денег недостаточно. Железнодорожный клерк сказал мне, что если я раздобуду специальный бланк на скидку в Саи Самитхи (Саи-центр) в Катни, я смогу купить билет. Я побежал к г-ну Джейрам Ганди, который был тогда председателем Совета в центре Саи и получил нужную бумагу, купил билет и добрался до Путтапарти 16 февраля 2000 года».

Первая поездка в Прашанти Нилаям

Первый даршан всегда чётко отпечатывается в памяти. Как это было у Ананта?

«Во время даршана Свами подошёл ко мне и спросил на хинди: «Ты откуда?» Я просто онемел, глядя на Его лучезарное лицо. Он продолжил: «Ты учишься?» Я едва мог слышать, глядя на Его дивную форму. Он похлопал меня по щеке и пошёл дальше».

Когда Ананта вошёл в ашрам, он уже был заполнен студентами. Ананта случайно тоже был одет в белое. Он бросил свой маленький мешок возле храма Ганеши и просто пошёл вперёд вместе со студентами! Он сам не понимал, что он делает.

«На следующий день произошло нечто прекрасное. Свами начал делать круговые движения правой ладонью возле меня, и из нее посыпался вибхути! Я был один из тех, кто его получил! Нет слов, чтобы описать, как замечательно я себя почувствовал! И я поверил, что мой Бог будет заботиться обо мне.

На следующий день Свами сразу направился прямо ко мне и заговорил с кем-то. Я не понимал ни слова. Он трижды повторил. Тогда, сидящий рядом со мной иностранец, пояснил мне, что Свами просит меня сделать паданамаскар. Я нагнулся и коснулся Его стоп, и немедленно впал в транс. Ко времени, когда я очнулся от этого блаженного состояния, даршан почти закончился».

Через несколько дней было Шиваратри, и Ананта вновь, одетый в белое, пришёл в зал вместе со студентами. Он ничего не знал о правилах и ритуалах. В то святое утро Свами подарил ему три шоколадки – обездоленный мальчик наслаждался такой щедростью!

Однако, пока в мандире происходили разные чудесные вещи, деньги у Ананта почти закончились. Но он ни о чём не беспокоился. Он знал – Свами обо всём позаботится.

«На следующий день, когда я проходил мимо южной индийской столовой, меня окликнул г-н Джейрам Ганди. Я был приятно удивлён, увидев его здесь. Когда я приходил к нему за бланком для скидки на билет, он не говорил, что тоже собирается ехать в Путтапарти. Тогда он рассказал мне удивительную историю».

Когда г-н Урмалайа встретился с координатором организации Сатья Саи штата Мадхйа Прадеш г-ном С.К.Сачдевом, тот стал расспрашивать обо мне и моём образовании. Г-н Сачдев захотел помочь мне и попросил председателя совета Канти привести меня к нему. И поэтому г-н Джейрам Ганди приехал в Путтапарти, чтобы разыскать меня и отвести в Индор».

Вот так получилось, что Ананта Пандей приехал в Индор, где, финансируемый великодушным Сачдевом, начал учиться на бакалавра в области наук.

Вы прочитали лишь первую часть интереснейшей беседы с г-ном Ананта Пандеем. Мы ещё расскажем вам, как этот неугомонный юноша встретится с общественным деятелем, Анна Хазаре, и как он взялся за дирекцию учебного заведения, чтобы отстоять индийские традиции, которые так дороги нашему Свами. Мы пришлём вам вторую часть этой статьи в ближайшее время.

Источник: http://media.radiosai.org/journals/vol_09/01OCT11/anant_pande.htm