UncategorizedЯркое и грандиозное общение со Свами. Часть 2

Яркое и грандиозное общение со Свами. Часть 2

Беседа с Данной Гиллеспи, английской певицей, актрисой и автором песен

Неожиданное приглашение выступить и концерт на праздновании 70-летия Бабы

Радио Саи (РС): Через 12 лет обучения и развития, детских шагов к пониманию себя и Бабы, построения этих отношений… вы неожиданно были катапультированы под свет прожекторов, к всеобщему вниманию, к известности. Вы должны были выступить в Божественном Присутствии на праздновании 70-летия. Из той неизвестности к знаменитости, как произошла эта перемена?

Дана Гиллеспи в студии Радио Саи, март 2011

Дана Гиллеспи (ДГ): Что ж, я думала, это должно было произойти, потому что я сделала свой первый CD диск бхаджанов. Там была изумительная музыка, и я думала, что люди запада должны узнать её, потому что в те дни были только те кассеты Бхаджанавали (Bhajanavali). И если вы покупали их в Индии, они ломались после первого же прослушивания. Это было до появления CD, и я подумала: «Если бы я смогла сделать эту музыку немного более приемлемой для западного уха, я бы сделала что-то хорошее».

Поэтому я записала её на кассету – это был мой последний день в ашраме. А Свами никогда со мной не разговаривал. А я никогда не разговаривала ни с кем здесь. Никто не знал, что я певица. Я на самом деле не общительная. Я просто была счастлива находиться в Его присутствии, хотя бы и в последних рядах. Итак, мне удалось тайно пронести эту кассету, я спрятала её под своей блузкой. И, как я уже сказала, я никому ничего не говорила. И Он подошёл прямо ко мне. Это был мой последний даршан в той поездке. И я хотела подарить её. Он сказал: «А! Певица! Давай Мне свою кассету!»

И поэтому мне пришлось вытащить (из потайного места, где она находилась) эту горячую и мокрую от пота вещь, и отдать Ему, и Он забрал её в мандир. Он, наконец, принял это маленькое подношение.

Итак, я пошла дальше и выпустила первые CD, которых я сделала три под именем «Третье Лицо (‘Third Man’)». Я не хотела смущать фанатов блюза, которые по ошибке могли принять это за новый CD диск блюза в исполнении Даны Гиллеспи и сказать: «О! Что это?» Поэтому мне пришлось изменить имя. Затем, конечно, их стали выпускать здесь с наклейкой: «В исполнении Даны Гиллеспи». Теперь я не создаю себе беспокойства с «Третьим Лицом».

Множество музыкальных альбомов Даны Гиллеспи, с помощью которых она выражает свою любовь к Бхагавану и распространяет Его послание Любви

Поэтому, когда мне кто-то связанный с Бриндаваном в Вайтфилде позвонил в Лондон и сказал: «Вы не хотели бы приехать и выступить на 70-летие Свами?», я сказала: «Да, хорошо!», и была убеждена, что они хотят бхаджаны. Я представила себя со своими трансовыми волнующими ритмами.., это должно было быть нечто.., но мне сказали: «Нет, нет! Свами хочет, чтобы вы исполнили западную музыку.

Поэтому мне пришлось искать музыкантов, которые мне помогли бы, потому что половина моей группы сказала: «Мы не собираемся ехать туда, где нельзя ни есть мясо, ни курить, ни пить алкоголь». Это было довольно трудно. Но мне удалось найти ещё одну группу парней, и это был мой первый опыт. И это было удивительное переживание, потому что, когда мы прибыли в аэропорт, кто-то встречал меня с объявлением: «Артисты». О нас заботились. Повсюду, куда я отправлялась, меня кормили, я не могла поверить своему счастью.

РС: Теперь ваша жизнь в Путтапарти круто изменилась!

ДГ: Да, но она не всегда была усыпана розами. Я узнала несколько интересных вещей. За два дня до этого я схватила что-то типа простуды. И в день концерта у меня весь день не было голоса. Я не могла увидеться со своим музыкальным ансамблем, потому что все они находились на мужской стороне. Я не могла сказать им и не хотела волновать их, потому что они не знали бы, что делать. Они знали, что приехали для какого-то вида сверхъестественных индийских переживаний, но это выходило за пределы их воображения. А также, знаете, всё было хаотично. Я получила очень хороший урок.

Выступление, которое должно было начаться перед моим, было отменено в самую последнюю секунду. Поэтому все те маленькие дети, одетые и гримированные для выступления, опустили свои головы и выглядели действительно несчастными. Как бы то ни было, я сказала Свами (к тому времени я научилась разговаривать с Ним внутри), а Он сидел на Шанти Ведика (на сцене стадиона): «Послушай, у меня нет голоса. Ты привёл меня сюда. Ты должен мне помочь. Если Ты поможешь мне, пожалуйста, Ты не мог бы посмотреть на меня сейчас?» И Он поворачивает Свою голову и смотрит на меня.

Итак, спустя две минуты кто-то подходит ко мне и говорит: «Я думаю, вы должны съесть эти пять гвоздичек (пряность)». А затем кто-то ещё подходит ко мне и говорит: «Вот немного вибхути для вас». И я должна сказать, когда я вышла на сцену, чтобы петь, у меня, по всей вероятности, голос восстановился на 60%, но этого было достаточно для блюза. Я не имела понятия, что делаю.

«Дорогой Господь, Ты будешь качаться, когда я буду петь?»

Все говорили: «Не волнуйтесь. На следующий день после концерта все артисты получают интервью», что, естественно, когда вы ничего не знаете, это кажется вам вашей целью – «Я должен получить интервью». Требуется время, чтобы осознать, что внутреннее видение (иннер вью), самое лучшее, что может быть. Итак, на следующий день все мы выстраиваемся: женщины, артисты, мужчины. Свами выходит и поднимает всех, кроме меня. Я остаюсь сидеть одна на виду у всех, готовая умереть.

РС: Это, должно быть, было очень тяжело!

М-с Гиллеспи выступает во время празднования 75-летия Бхагавана на Шри Сатья Саи стадионе Хилл Вью

ДГ: Да. Даже сейчас, когда я говорю вам это, я почти могу чувствовать вкус крови во рту, я сидела, кусая губы, чтобы не плакать, потому что мне хотелось выть, рыдать и распасться на куски, но на меня все смотрели, а я – англичанка. И мне пришлось прикусить верхнюю губу. Поэтому я, стиснув зубы, должна была сидеть, высоко подняв голову, и я ушла оттуда, зная, что только я осталась отвергнутой. Ужасно! Ужасное чувство!

РС: Какие мысли были у вас в голове? Вы не занимались самоанализом, не размышляли, что было неправильно?

ДГ: Что ж, я думала, все ненавидят меня за пение блюза. Не забывайте, что, когда Он качался на качелях, звучали песни в стиле блюз. А я знаю, что 99.9% индийцев ожидали услышать чудесную священную музыку в сопровождении ситара или что-то в этом роде. Поэтому я думала, что они будут ненавидеть меня.

В действительности, день или два спустя, одна немка сказала мне (не зная, что это я выступала): «Ах! Звучала та ужасная западная музыка, когда Он качался на качелях!» И я сказала: «Что ж, на самом деле то была я!». И она покраснела как помидор, но я понимаю реакцию людей.

Они никогда не слышали блюз, потому что большинство людей не знают, насколько блюз действительно духовен, насколько он искренний, прочувствованный. Итак, Он не позвал меня, но я чувствовала: да, Он ответил на молитву, это чудесно. И другое. Если вы молитесь Ему, и Он отвечает на вашу молитву – вы забываете все переживания.

Примерно за пять лет до этого в Саи центре, в который я ходила и до сих пор хожу, один человек говорил о значении игры Кришны на флейте, инструменте с девятью отверстиями, и когда мы пустые, как флейта, тогда Господь, безусловно, играет самую лучшую мелодию. А затем он сказал: «И причина, по которой Господь качается на качелях, в том, что Он должен качаться в вашем сердце». Я, помню, подумала: «Мне нравится этот символический образ Господа, качающегося в вашем сердце». И я просто сочинила молитву: «Дорогой Господь, Ты будешь качаться, когда я буду петь?» И вот, пять лет спустя, Он сидел на джууле (качели).

РС: И вы пели для Него!

ДГ: Да, хотя, вероятно, 99.9% аудитории всё ещё ненавидели меня. Но они потихоньку  стали привыкать ко мне.  Я выступала в зале Пурначандра под фонограмму. Это довольно необычная вещь, я не видела, чтобы кто-то выступал под фонограмму.

РС: Но, если я могу вернуться назад, что вы думаете о том моменте, когда Свами не выбрал вас среди артистов? Как вы убедили, успокоили себя и вернулись? Я уверена, вы чувствовали себя в тот момент ужасно, были печальны оттого, что вас отвергли.

ДГ: Я чувствовала себя ничтожной, одинокой и нелюбимой. Мне довольно трудно чувствовать себя маленькой. Но я чувствовала это тогда. Я пошла в свою комнату и плакала в подушку. Но затем я вспомнила о моей молитве (петь, когда Он  раскачивается на качелях). Поэтому я знала, Он ответил на молитву.

Конечно же, я всё ещё страстно желала интервью.., но я уехала домой, и это было сильным переживанием. Я вернулась через несколько месяцев, и Он дал мне интервью. Он не слишком много разговаривал со мной, но, я полагаю, Он просто знал, что я очень хотела увидеть, как выглядит комната для интервью, я не знаю, чего я хотела…

Я никогда не знаю, о чём Его просить, потому что я не знаю, чего хочу. Он знает! Он спросил меня один раз: «Есть вопросы?», и, как обычно, я не могу слишком напряжённо думать, я не считаю себя слишком умной. И, знаете, я просто спросила Его: «В чём смысл всего этого? Что это за вещь, называемая жизнью? Что всё это представляет собой в своей основе?» И Он просто сказал: «Играй в эту игру, будь счастлива!»

РС: Очень значимые слова!

Путешествие по миру в качестве посланника Любви Саи

ДГ: Но так много людей забывают это. И я путешествовала по всему миру, как вы знаете, пела в Саи центрах и была в местах, о которых большинство людей ничего не знают, не знают, где они находятся. И я всегда говорила это людям, потому что, когда в вашей жизни начинаются трудные времена, и всё даётся с трудом, а все мы проходим через трудности в жизни, я имею в виду, никто не может избежать боли, страданий, несчастья, болезни, смерти – абсолютно никто. Мы должны помнить, что именно Он дёргает за ниточки. В каком-то смысле мы подобны марионеткам. Западным людям это очень трудно принять. Они считают самоотдачу признаком слабости. Что ж, около 10-12 лет назад люди стали мне звонить и говорить: «Вы не могли бы приехать сюда и петь?» Если я не выступаю со своей группой блюза, я действительно свободна, и я говорю: «Да, хорошо, почему бы и нет?»

РС: Итак, вы ездили в страны, о которых люди не слышали?

ДГ: Ну что ж, вы слышали о Дагестане?… Хотя это, по сути, не страна. Это часть России. Он находится на Каспийском море рядом с Азербайджаном.

Я была также в Узбекистане, Казахстане, Киргызстане, в Сибири, в Литве, Латвии, Эстонии, Румынии, Венгрии, Польше, а также в известных всем странах, таких как Австралия и Америка. Но я люблю мусульманские страны. Эти русскоговорящие мусульманские страны я очень люблю. И Свами как-то сказал мне… Он всегда разговаривал с кем-то другим. Он неожиданно посмотрел на меня и сказал: «Суфии очень хорошие». А затем Он продолжил Свой разговор.

И это заставило меня задуматься, потому что мне всегда нравился аспект мышления суфиев. Знаете, это не религия. Это не организация. Их религия – религия любви. И там нет посредников, таких как священники, проповедники. Разве вам нужен кто-то, чтобы разговаривать с Богом? Никоим образом, это нелепо! Позвольте мне идти прямо к главному начальнику, который, естественно, как мы знаем, находится внутри. И суфии действуют именно так. И я очень обрадовалась, что Он сказал это, и у меня было много интервью, на которых я находилась в окружении иранских мусульман, которых здесь было очень мало в те прежние дни. Я счастлива, что их сейчас здесь намного больше. И я чувствовала, что именно поэтому Он заботился о том, чтобы мне понравились такие бхаджаны как «Аллах о Акбар» и «Салам алейкум». Это очень старый бхаджан, ему более 50 лет.

РС: И когда вы ездили в те страны, которые раньше были республиками СССР, где живут, в основном, мусульмане, как люди реагировали на вашу музыку и на послание Саи, которое вы им привозили?

ДГ: Им очень нравилось, они просто обожали это. Я полагаю, они были счастливы, что нашёлся кто-то достаточно безумный, чтобы приехать в эти места. Я имею в виду, что некоторые из них были селениями, находящимися в забытых местах. Я спала прямо на полу, и не только я, но также и руководители 8-й Зоны.

РС: Русскоговорящих стран Международной Организации Саи?

ДГ: Да. И один из них датчанин – Стин Пикуллел. А другой – Валерий, русский. Я не тот человек, чтобы путешествовать по миру в одиночестве. Я путешествую с небольшой группой. И они реагируют удивительным образом. И, поскольку меня не смущает ни камера, ни микрофон, я не нервничаю, потому что выступать – это моя работа, для меня это как дыхание, я заставляю людей чувствовать себя свободно, когда разговариваю с ними или пою для них. И я полагаю, люди могут отвечать на это. Даже когда я пою перед Свами, я разговариваю так же, как разговариваю с вами, потому что это общение, и оно идёт из сердца.

М-с Гиллеспи дарит Бхагавану один из своих альбомов перед своим выступлением в Божественном Присутствии в декабре 2010

Таким образом, они отзываются, и позднее, на сцене, я рассказываю им слова песен, которые я пою. Итак, если это бхаджан, они, конечно же, обычно знают его лучше меня. Люди этих стран так изголодались по религии, их подавляли.

РС: Подавляли коммунистическими идеями все эти годы, годы безбожия.

ДГ: Все эти годы безбожия.., теперь они процветают, цветут как цветы и полностью готовы принять это. И они выполняют удивительную севу для бездомных людей, для животных… Свами сказал, что у русскоговорящих людей удивительное сердце, и оно очень похоже на сердце индийцев. И они реагируют поразительно. Поэтому, конечно, как только я начинаю с песни «Аллах о Акбар», они начинают сиять, и маленькие старые мужчины-мусульмане с оранжевыми бородами, палками и шапками хлопают, они внезапно то вскакивают, то садятся, невозможно выразить.

А иногда они встают, чтобы танцевать под бхаджаны, что мне, конечно, очень приятно. Я всегда это говорю. Первый бхаджан, который я выучила с этих кассет Бхаджанавали, пришёл с одной из книжек бхаджанов, в которой в начале был лист с правилами, что делать и чего не делать во время пения бхаджанов. И одно из этих правил гласит, что вы должны сидеть спокойно, неподвижно, как скала. Это обычно расстраивает меня, потому что, как только начинает звучать музыка, я не могу сидеть неподвижно. И Свами однажды сказал: «Да, Дана, она танцует вот так…» И Он понимал меня лучше, чем я сама себя.

Какое у Него чувство юмора! Итак, Он знает, что я не буду сидеть неподвижно, и я знаю, возможно (мои качания в ритм мелодии) вначале были не слишком популярны.

Что ж, бхаджаны в те ранние дни были только для людей, знавших о Свами. Но моя задача – нести послание Свами людям, которые не знают о Нём. И не все могут понять, о чём поётся в бхаджанах. Поэтому я немного вплела в них современные поп-ритмы для обычных людей… Многие индийцы в Америке, это было около 15 лет назад, подходили ко мне и говорили: «Нам нравится ваши альбомы «Третье Лицо», из-за того, что наши дети, не любящие бхаджаны, теперь слушают их благодаря их ритму».

Раньше я беспокоилась, когда создавала версию «Прасанна Хо» в ритме диско. И когда я выступала в зале Пурначандра, то думала: «О, Свами будет рассержен, что я взяла священную музыку и сделала обработку в современных ритмах».

Но не только Он не рассердился, в конце зала Пурначандра некоторые люди вставали и танцевали. Я подумала, каким же необычным было случившееся. Итак, теперь, когда в русскоговорящих странах я рассказываю эту историю о том, что люди танцевали под бхаджаны, они говорят: «Да!» и встают, и танцуют. Поэтому я исполняю его, обычно, последним, и они все подпевают: «Прасанна Хо!», и все они неистовствуют. Музыка должна дарить радость, она должна поднимать настроение, должна возвышать душу.

РС: И это прославление Бога!

ДГ: Да, совершенно верно!

Свами уже находится там

 РС: Когда вы едете в эти страны, как вы представляете Бабу людям? Что вы им говорите? Вы говорите людям о каких-то переживаниях или показываете фотографии? Что вы делаете?

ДГ: Я провожу два различных типа концертов. Я выступаю с концертами и рассказами в Саи центрах. Поэтому мне не нужно представлять Его. Они знают о Нём. Но где-нибудь, скажем, в Узбекистане и Ташкенте, это не разрешается. И в Сингапуре тоже. Вы можете провести конфиденциальный концерт, нет проблем, не упоминая о Нём. Таким образом, я просто говорю о Его послании любви, и для меня это послание более важно. Он сам постоянно говорит об этом. Поэтому мне очень легко говорить этим людям о Его послании.

РС: Слышал ли кто-нибудь из них о Нём раньше?

ДГ: Иногда они слышали. Один из таких примеров был в Самарканде, мы приехали туда с группой людей. Это в Узбекистане. По-моему, Стин Пикуллел вынул фотографию и показал её маленькой мусульманской женщине, и она сказала: «Это Бог! Мы ждали Его», и по её щекам потекли слёзы. А затем 11-летний мальчик подошёл и сказал: «Но вчера на улице я играл с Ним в футбол».

Потом мы были в Дагестане опять с той же самой весёлой группой и услышали, что в каком-то отдалённом селении живёт один суфий, и вокруг его дома всего несколько хижин. И поэтому мы взяли много фруктов и разных вещей в качестве подарков, безалкогольные напитки, а он живёт неизвестно где, в какой-то пустоши, и у него нет ни телевизора, ни чего-то ещё в этом роде. Мы сидели, ожидая его, когда он вернётся из мечети, поскольку это был Рамадан. Мы ждали до захода солнца, и опять Стин или Валерий говорит ему: «Вы слышали о Саи Бабе?», – и он отвечает. – «Слышал ли я о Нём?!»

Он из своего кармана достаёт изображение. Он достал кольцо с Саи Бабой и сказал: «Он был здесь». И этот суфий ведёт нас в свою молитвенную комнату, если это можно так назвать, и там на стене висит большая фотография Ширди Саи Бабы и Сатья Саи Бабы, что для мусульманина, верящего в бесформенного Бога, довольно серьёзное дело.

РС: И Свами являлся ему там в Своей физической форме.

ДГ: Да, он видел Его в Его физической форме.

РС: И принёс ему в подарок изображения и цепочку с кулоном?

ДГ: Эти вещи для меня необъяснимы. Но они объяснимы как… вибхути, сыплющийся с фотографий в различных частях мира, или текущая с вещей амрита. Я знаю, не эти вещи на изображениях важны. Но если вы живёте неизвестно где в пустынном месте и неожиданно вибхути появляется на Его фотографии, я видела это у человека в Дагестане… Я имею в виду, что это приносит огромную радость, Его вездесущность – непостижимая вещь, и меня на самом деле больше трогают преданные, которые никогда не видели Свами во плоти, нежели те, кто приезжает сюда и видит Его. А те, кто видели Его во плоти могут легко обмануться и думать о Нем как просто о теле.

Очень легко впасть в заблуждение, вы знаете, все хотят попасть вперёд, потому что думают: «Увидит ли Он меня, посмотрит ли на меня?» очень легко попасть в эту ловушку. Но там у них нет такой возможности. Поэтому он видят внутренним зрением.

В июле этого (2010) года я была в России, в Санкт-Петербурге с Валерием, и они выполняли севу – они ходили по домам маленьких старых 80-летних женщин. У одной была только одна нога. У них не было окон, стёкла были разбиты, в полу были дыры, кто будет рубить им дрова в зимнее время? А  в зимнее время мороз достигает минус  30 градусов. Эти люди с их бескорыстным служением удивительны, они разносили пакеты с продуктами. Я была принижена до размеров атома, когда увидела, что делают русские, и я так благодарна, что у меня была возможность делать это и принести кому-то радость. И поэтому я давала концерт везде, куда приезжала.

И у меня всегда было недостаточно CD, вы знаете, я физически не могу возить с собой достаточное их количество.

РС: Существует такой спрос.

ДГ: Да. И я просто выходила на сцену и говорила: «Послушайте, делайте копии. Хоть и незаконные, делайте копии».

РС: Никаких авторских прав! ДГ: Нет, нет, поскольку я думаю, что бхаджаны – это музыка Свами. Они принадлежат всему миру. Я очень хочу, чтобы кто-то пришёл в мою жизнь и сказал: «Позволь мне распоряжаться всеми твоими CD, и сделаю каталог», потому что я не деловая женщина. Я музыкант, и я не могу найти никого, кто знает, как это делать, или имеет достаточно смелости и энергии, чтобы подойти ко мне и сказать: «Я могу это сделать». Но однажды Он пришлёт нужного человека.

Я могу привезти в своей сумке, может быть, 100 дисков, а большее количество превышает норму провозимого багажа. Я должна везти соответствующую одежду, чтобы выглядеть презентабельно, потому что мы на самом деле представляем Бога и приносим хорошие вести.

Со времени своего первого выступления во время празднования 70-летия Бабы м-с Гиллеспи была много раз благословлена возможностью выступать в последующих празднованиях Дня Рождения Свами

РС: Свами, по-видимому, дал вам эту роль – ездить в эти мусульманские страны, бывшие республиками СССР, потому что у вас, должно быть, очень сильная связь с суфиями с давних времён. Даже в вашей книге «Зеркала Любви» есть красивые высказывания из различных верований, которые, в действительности, созвучны с тем, что говорит Свами. И большой процент содержания – суфийский. Когда началась эта связь?

ДГ: Что ж, я полагаю, для меня очень логично, что всё – едино.

РС: Но, Дана, вы воспитаны в духе англиканской церкви.

ДГ: Я родилась в христианской семье, но всегда чувствовала себя некомфортно в связи с этим. Вообще-то я никогда… я не очень любила символ креста, потому что для меня он означает боль и страдания. В каждой английской церкви есть Иисус с каплями крови, текущей из Него, выглядящий страдающим. А здесь всё радостное и приятное.

Ребёнком я действительно была несчастна, когда священник говорил: «Вы обретёте спасение только через Иисуса. Все остальные попадут в ад, будут осуждены и прокляты». Будучи ребёнком, я не могла принять этого. И поэтому я прошла конфирмацию, что, должна я вам сказать, я сделала только потому, что моя мама дала мне 30 фунтов, чтобы я прошла этот ритуал. И я сделала это ради денег, потому что могла получить ещё несколько уроков игры на барабанах. Я вам честно говорю об этом сейчас.

Но я всегда чувствовала дискомфорт там, где я чувствовала, что есть ложь. Но как только я начала читать суфийских писателей, если вы читали Аль-Газали, Ибн Араби (Al-Ghazali, Ibn Arabi), я встретила любовь полностью всеохватывающую.

РС: Там очень сильный элемент Бхакти, большое сосредоточение на преданности.

ДГ: Совершенно верно! И это не связано ни с какими ритуалами. Вам не нужны ритуалы. В суфийской традиции много великих святых, которые делают то же самое, что делал и Иисус. Но поскольку английская церковь, возможно, не утруждает себя чтением о них, они думают, что Иисус был единственным. Именно это повлияло на меня. Я счастлива, когда другие чувствуют то же самое, что и они. Каждый должен иметь свободу выбирать любую форму, которая ему нравится. И я не чувствовала себя комфортно, потому что, как вы сказали, я, возможно, в прошлой жизни имела сильную связь…

РС: Очень старая душа, связанная с суфизмом.

ДГ: Я, думаю, да. Я, возможно, жила в пустыне. Я даже не могу есть финики, не испытывая отвращения. Я, возможно, жила на финиках. И у меня эта страсть к верблюдам.

Продолжение следует.

Источник: http://media.radiosai.org/Journals/Vol_09/01DEC11/DanaGillespie2.htm