Духовное чтениеРазмышления о СаиЯ никуда не ухожу

Я никуда не ухожу

«Я никуда не ухожу» — эти губокие по своей сути слова, произнесенные так неожиданно и вне какого-либо контекста Божественным в человеческом одеянии, оставили автора книг Диану Баскин на некоторое время в полном недоумении, пока до нее не дошел их великий смысл после того, как Бхагаван ушел с физического плана. Читайте воспоминания Дианы Баскин о грандиозном откровении, опубликованные в журнале «Санатана Саратхи» за ноябрь 2011 года

Когда Свами оставил Свое тело, в моем сердце образовалась глубокая пустота, и с того самого незабываемого дня я просила Его заполнить эту непрекращающуюся боль пустоты Своей Любовью.

Свами, сама сущность нашей жизни

Свами стал моим гуру, когда я впервые приехала в Индию в 1969 году, взяв на Себя задачу учить меня принципам духовной жизни через закладку прочного фундамента, основанного на Дхарме. Позже Он стал мне матерью, взяв на себя задачу вскармливания, принятия и безусловной любви. Наконец, в 1979 году Свами взял на себя роль Отца, познакомив меня с моим мужем Робертом, проведя церемонию нашего бракосочетания и протянув нам Свою сильную руку поддержки и мягкой направляющей любви, которую мы ощущали в течение всего периода нашего брака.

Свами был средоточием нашей жизни. Последние 40 лет наша жизнь была сконцентрировна исключительно на Нем одном, и ожидание наших поездок в Индию, в результате которых мы попадали в Его непосредственное присутствие, было нашей поддержкой и опорой, нашей духовной пищей. И когда мы в одночасье потеряли свего Гуру, Мать и Отца, мы с мужем были безутешны и пребывали в полном отчаянии.

Но Свами и не учил нас быть слабаками, и даже в самой гуще печали Его учение пришло мне на помощь, дав мне силу и поддержку, мягко напоминая мне о том, что всему есть предел.

Когда умер муж нашей подруги, Свами сказал ей, что она может оплакивать его смерть, но лишь некоторое время, после чего она должна отпустить свое горе. Иначе она не сможет вести целеустремленную и полезную жизнь.

Последние слова Свами

Интеллектуально я понимала, что для того, чтобы выражать свое почтение Свами и соблюдать Его учение, я должна осуществлять их на практике, быть хозяйкой своих эмоций и удерживать внимание на позитивных и конструктивных мыслях. Хотя это помогало мне в какой-то степени, этого было недостаточно. Я жаждала вновь установить прямую связь со Свами от сердца к сердцу, дающую радость жизни.

Свами не только предвидел эту проблему, с которой мне предстоит столкнуться, но по Своей бесконечной милости Он дал мне решение — без моего на то ведома  – незадолго до того, как оставить Свое тело.

Однажды утром, когда Свами возвращался в Свою резиденцию после бхаджанов, Его машина остановилась прямо передо мной, и когда водитель опустил стекло окна, Свами жестом велел мне подойти. Его голос был очень слабый, и мне пришлось нагнуться в машину и читать по Его губам, чтобы понять, что Он говорит. В конце этого короткого разговора Он сказал нечто такое неожиданное и не связанное ни с чем, что я попросила Его повторить это. Эти слова Свами были последними из когда-либо произнесенных в мой адрес.

В течение следующего года я размышляла над Его словами, пытаясь понять их смысл, но так и не могла понять причину, по которой Он произнес их тогда, так же, как не могла обнаружить никакого завуалированного подтекста, который они могли нести. И лишь через несколько недель после ухода Свами – в самом эпицентре великой печали и скорби — до меня дошел их смысл, что было подобно вспышке молнии. Я не только поняла, что Он имел в виду с точки зрения более глубинной перспективы Адвайты. Но также и простое памятование этих слов имело силу восстанавливать бесценную связь от сердца к сердцу и наполнять мое сердце любовью. Этими мощными словами истины, любви и мудрости, которые Свами произнес тогда, были:

Я никуда не ухожу