UncategorizedВозрождение высшей севы через высшую любовь (часть 1, 2)

Возрождение высшей севы через высшую любовь (часть 1, 2)

Часть 1

Это история человека, который достиг таких вершин в бескорыстном служении, что сам Баба признал его работу как «Высшую Севу». Б.М. Уейдгоанкар из Махараштры является сегодня светочем вдохновения, который привел сотни и тысячи людей к Его лотосным стопам посредством своего универсального рецепта Никшама Севы – служения без ожидания какого бы то ни было вознаграждения.
Продолжая нашу серию публикаций «Достойные  служители Господа» к 90-летию со Дня Рождения Бхагавана, мы рады представить вам еще одну впечатляющую историю о смиренном служителе Саи.

Сооружение 125 временных ванных комнат и такого же количества туалетов за пределами ашрама. Еще по 100 таких же сооружений – в пределах Прашанти Нилайям. Все это сделано за 13 дней. Бесплатно. Никакие рабочие со стороны не привлекались – ни каменщики, ни плотники, ни сантехники. Но задача была выполнена в совершенстве.

Менее известное чудо Бабы, совершенное во время Его 85-летия

«Работники трудятся за деньги, но когда эту работу выполняют преданные, они служат от чистого сердца и с поклонением. Это то, что приносит Бабе радость.  Так я работал со своими братьями, которые имели опыт и необходимые навыки, и мы завершили работу в назначенное время. Все было закончено – согласно указаниям – 1 ноября 2010 года.  Вообще, это одно из величайших чудес Бхагавана, совершенное во время празднования Его 85-летия», – сказал ликующим голосом 80-летний Б.М. Уейдгоанкар; именно благодаря его руководству и умению вдохновлять выполнение этой грандиозной задачи стало возможным.

Строительство санитарно-технических сооружений перед празднованием 85-летия Бхагавана, которое стало возможным благодаря труду свыше ста преданных рабочих под руководством Б.М. Уейдгоанкара

«И не только это, – продолжает он. – После того, как эти сооружения были построены, поддержание  их технического состояния с 1 по 24 ноября 2010 было также нашей непосредственной задачей. Хотя этими временными санитарными постройками пользовалось более 10 000 людей, не было ни одной поломки или засорения. Мы выкопали около 1200 ям для прокладки водопровода и могли использовать лишь 6-дюймовые трубы вместо 9-дюймовых в силу некоторых технических ограничений. Однако никаких проблем не возникло, и ни у кого из преданных это не вызвало каких-либо неудобств. Должен сказать, что в то время, как  тысячи собравшихся в мандире преданных наслаждались блаженством физического присутствия Бабы, мы испытали прекрасную вездесущность Господа! Никто не может представить себе, как сотня человек смогла выполнить эту работу  всего за две недели, а затем в течение трех недель поддерживала техническое состояние сооружений».

Чудо по имени Уейдгоанкар

«О, да я и сам являюсь чудом Бхагавана! По клиническим показаниям я не должен даже ходить, не то что работать! Ведь последние 40 лет я ношу в себе  межпозвоночную грыжу и спондилит, друг мой. Заодно я прихватил еще ревматоидный артрит. Мои колени также подводят меня, ухудшается слух. Но это все Его благословения!», – беззаботно и беспечально улыбнулся г-н Уейдгоанкар.

Неизменно благожелательный г-н Уейдгоанкар превратил служение в свое жизненное дыхание.

«Его благословения?» – не поверил я своим ушам.

«Конечно, это все Его милость! Это тело не принадлежит мне. Это Он должен беспокоиться о нем. Состояние этого тела может ухудшиться, или оно вообще может разрушиться – все это в Его воле. Мне нет до этого дела. С той секунды, как я увидел Его, я отдал всего себя Его работе, и так будет до конца моих дней». На его овеянном ветрами и опаленном солнцем лице просияли непоколебимая решимость и неистощимый энтузиазм.

«А ведь много лет назад именно об этом я молился Ему в комнате для интервью», – признался г-н Уейдгоанкар, «Ма, исполни мое желание, пожалуйста. Пусть я покину это тело в служении. Даже умирая, пусть я буду занят Твоим служением». И бесконечно милостивая Ма сказала мне «Да». Как же Он любил меня все эти годы!» По его телу пробежала эмоциональная дрожь, а глаза увлажнились.

Из Ширди в Парти через Анантапур

Бхагаван в анантупрском учебном комплексе Института Высшего Образования Шри Сатья Са

Это была действительно судьбоносная поездка. В далеком 1952 году на свадьбе его сестры кто-то подарил ему портрет Ширди Саи  и книжечку о нем. Хотя он сразу почувствовал притяжение, по-настоящему он полюбил Ширди Саи лишь когда посетил Его усыпальницу в 1958 году.  Позже, в 1969, когда друг сказал ему, что Ширди Баба принял новое воплощение в штате Андхра Прадеш, он подумал: «Я должен поехать туда и встретиться с Ним». Но пришлось ждать еще три года. Между тем, в 1970 году он прочел в местной газете о том, что в Саонере, городе в 22 км от Нагпура, будут проводиться Саи-бхаджаны. Он был счастлив оказаться там и узнать больше о Сатья Саи Бабе. Чувство, что он должен поехать к Бхагавану, становилось все сильней, и он подумал, что лучший способ подготовиться к поездке – стать членом Саи Организации. Но ближайший Саи центр был в часе езды от его дома. «Если найдется 11 семей преданных Саи, можно организовать Саи центр прямо в Нагпуре», подумал он. Ему удалось найти двенадцать семей, и Саи центр в Нагпуре начал свою деятельность. Потребовалось два года пылких молитв для осуществления его мечты. «Впервые я увидел Бабу в 1972 году. Был июль месяц. Приехав в Путтапарти, я узнал, что Он находится в Анантапуре, где должно было состояться торжественное открытие нового здания колледжа.  И я отправился туда. Этот учебный комплекс своей активностью напоминал тогда пчелиный улей – многие работали севадалами по подготовке празднеств, которыми руководил тогдашний Президент Индии. Видя самоотверженность, с которой трудилось такое множество людей, я понял, что стать ближе к Бабе можно через севу – бескорыстное служение.

«Мы с женой тут же присоединились к группе севадалов и стали с энтузиазмом работать каждый день от зари до зари. Мы жили на веранде одного из домов на небольшом расстоянии от учебного комплекса. Никакие неудобства не имели для нас значения. Мы просто забыли себя в Его работе. А Баба наполнял нас своим блаженством. Каждый день во время даршана – независимо от того, подходил Он ко мне или нет – Он неизменно приближался к моей жене и даровал ей паданамаскар. Мы были на седьмом небе от счастья. Оказалось, что привязанность моей жены к Свами была даже больше, чем моя.  Но я принял твердое решение, что сделаю все необходимое, чтобы достичь Его. Кроме того, я глубоко осознал, что нет лучшего пути к этому, чем сева.

Когда Свами отправился в Путтапарти, мы последовали за Ним. В ашраме тогда было очень мало комнат, а удобства были минимальными. По утрам мы отправлялись на реку Читравати. За воротами Ганеши тогда были только стиральные плиты прачек. И все же, несмотря на такие условия, мне нравилось находиться в ашраме. Я нисколько не сомневался в божественности Бабы и принял Его так же легко, как Ширди Саи. Это было спонтанное узнавание. Моей единственной заботой была мысль о том, как стать ближе к Нему.  И я вплотную занялся участием в деятельности Саи Организации».

Источник: http://media.radiosai.org/journals/vol_13/01AUG15/Wadegoankar-prasanthi-service-01.htm

Часть 2

Получение мантры жизни непосредственно от Божественного

«Я вернулся в Прашанти в следующем, 1973 году, и попал на празднование Гуру Пурнима. После празднеств Свами милостиво даровал мне интервью. Тогда Он впервые заговорил со мной. В конце беседы в моей голове все разложилось по полочкам. «Я должен быть с Ним» – было моим твердым решением. Кроме того, произошел полный разворот и в моем подходе к Нему. Раньше я думал, что бы мне такого сделать для того, чтобы стать ближе к Нему. Как множество других людей, я был занят погоней за Богом. Теперь же я решил изменить тактику. Я был полон решимости сконцентрироваться на том, что я могу сделать для того, чтобы Бог сам пошел за мной; провести остаток жизни в работе, которая побудит Бога думать  обо мне,  искать меня и благословлять. Во время интервью, после обсуждения моих семейных дел, Свами сказал: «Сева Каро – выполняй севу». И это стало миссией и мантрой всей моей жизни».

«Я стал усердно искать возможности служить, особенно в ашраме Прашанти. Когда я приехал в следующем году во время празднования Дасары, я увидел, как люди из Мумбая занимаются сооружением канализационной системы. Они копали траншеи для туалета, возводя сверху стены. Я понимал, что преданные должны иметь хорошую канализацию, даже если она временная. Я работал в UNICEF инструктором по здоровому образу жизни и хорошо разбирался в этих вещах, поэтому обратился к людям, ответственным за санитарные работы в ашраме и поговорил с ними об этом.

Испытание и бесценная награда

В следующем, 1975 году, проходила Вторая Всемирная Конференция Организации Служения Шри Сатья Саи. Его милостью на меня была возложена ответственность за сооружение и поддержание работы туалетов для сотен преданных. Меня вызвали во время Гуру Пурнимы того же года для предварительного обсуждения этих вопросов. Однако после окончания празднеств Баба неожиданно отбыл в Бангалор. Я оказался на распутье: я не мог даже вернуться в Нагпур, поскольку перед отъездом, уже сидя в машине, Он велел мне дождаться Его возвращения. Я не знал, что мне делать. И я остался в Путтапарти не на неделю-две, а на целых 27 дней! Мне было нелегко, так как у меня было совсем мало денег, и я питался одной досой в день. Я выполнял кое-какую работу в редакции журнала «Санатана Саратхи», которой руководил профессор Кастури. В то время мне удалось испытать на себе любовь и заботу этого великого преданного Господа.

Проф. Кастури – биограф Бабы, чья жизнь являет собой открытую книгу претворения Его любви в действие

Профессор Кастури часто искренне интересовался, как я поживаю.  Я тогда переживал большое беспокойство: примерно за год до этого с моей женой случился паралич, она была прикована к постели, а мне нужно было растить четырех дочерей. Баба оставил меня в полной растерянности в Путтапарти, я ощущал себя покинутым, и к тому же, мое финансовое положение было поистине бедственным.  Я пребывал в глубоком унынии, все казалось мне мрачным и гнетущим – ни денег, ни севы, и ко всему этому –  масса семейных проблем.

Когда профессор Кастури услышал мою историю, он начал мягко успокаивать меня: «Не убивайся так. Все будет хорошо… Моя жена тоже лежит парализованная».  На следующий день он привел меня в свою комнату. Я увидел его жену, прикованную к постели. Как только я вошел, она расплакалась: «Как же страдает твоя жена, да еще в таком молодом возрасте! Я знаю, как тяжело это положение и представляю, какую боль она испытывает». Она говорила с таким состраданием, что в нем утонули все мои печали.

На этом профессор Кастури не остановился. Когда Бхагаван вернулся в Прашанти, он рассказал Ему о моих бедах и молитвенно просил Его благословить меня и даровать мне бодрость духа и мужество.

Вняв просьбе Кастури, Баба дал указание, чтобы я сидел на веранде. Увидев меня там, Он подошел прямо ко мне и осыпал своей любовью. С великим милосердием Он заверил меня: «Разве Я не с тобой? Почему ты беспокоишься? Все будет прекрасно. Я позабочусь о тебе». И я вернулся в Нагпур окрыленный и полный надежд.

Сладостные воспоминания о Саи Ма

Я начал подготовку к работе Всемирной конференции. Вернулся я в 1975 году, чтобы продемонстрировать наш план деятельности Бабе. Ему очень понравилась наша программа, и Он благословил меня на работу. И уже в октябре я приступил к выполнению поставленной задачи.

Я никогда не забуду один случай, который тогда произошел. Как-то вечером, во время празднования Дивали, праздника света и радости,  мы работали у ворот столовой.  Я мысленно попросил Бабу: «Ма, не дашь ли Ты мне немного конфет по такому случаю?» К моему изумлению, вскоре передо мной стоял человек с полной чашей ладду: «Это вам прислал Свами».

«О! Какие сладостные воспоминания»

И я добавил радостным голосом: «Уверен, что у вас еще много таких бесценных воспоминаний, которые вы храните в своем сердце». Я надеялся, что эти слова заставят его поделиться еще чем-то интересным и, к счастью, так и случилось.

«Да, каждая Всемирная конференция оставила особые воспоминания, – продолжил г-н Уейдгоанкар. – В 1995 году, во время шестой Всемирной Конференции я слег с лихорадкой. Но мне не хотелось никого беспокоить своей болезнью, даже Бабу. Ладно – моя болезнь, но вскоре и двенадцать моих добровольных помощников тоже слегли с температурой.  Строительство санитарных сооружений было под угрозой. Время убегало, и я очень переживал. У меня не было другого выхода, как написать Бабе. Я был так слаб, что и писать не мог, попросил записать мои слова на бумаге  другого человека. Положил письмо в карман и стал думать, как передать его Бабе. Случилось невероятное: через полчаса ко мне пришел Веда Нарайян, дал мне пакетик с вибхути и сказал: «Свами передал этот прасад тебе и твоей команде. Он также просил, чтобы ты не беспокоился. Это лишь вирусная лихорадка. Свами попросил д-ра Бхагавата осмотреть всех рабочих в шеде №24 и назначить лечение. Скоро все будет хорошо».

И так Он проявлял заботу о нас каждый раз, когда мы в ней нуждались. Он защищал меня еще до того, как я мог пожаловаться на свою проблему».

Что такое безудержная сева для Свами

«И поэтому вы всегда обращались к Бабе как к Ма?» – спросил я, заметив как он сделал это пару раз.

«Многие обращаются к Бабе как к Бхагавану. Но я думаю, что наши отношения с матерью превосходят даже отношения с Богом. С самого начала я естественным образом обращался к Бабе как к Ма. Прашанти стал моим домом, и я чувствовал, что полностью принадлежу Ему.

Много лет назад, в начале 80-х, я услышал от г-на Чанда, который тогда заведовал расселением, что уборщики просят 12 000 рупий за очистку выгребной ямы у Самадхи Ишвараммы. Я тут же бросился к г-ну Кутумбха Рао, который тогда занимал должность секретаря ашрама, и сказал: «Сэр, я вычищу выгребную яму у Самадхи Ишвараммы». Он был поражен: никто из севадалов никогда не вызывался на эту работу. Он даже не поверил мне. Но я убедил его, сказав, что я хорошо разбираюсь в такой работе и  попросил дать мне выполнить ее. Он нехотя согласился, отчасти оттого, что хорошо ко мне относился и не хотел меня расстраивать.

Команда Уейдгоанкара всегда бралась за работу, которую даже чернорабочие не хотели делать, и выполняла ее лучше всех

Не теряя времени, я принялся за работу со своей командой. За три дня мы почти полностью вычистили выгребную яму. Поверите или нет, но мы делали это вручную. Пропевая Его имя, мы спустились в яму и ведро за ведром удаляли грязь. Яма была большая – длиной 30 футов, шириной – 20 и 10 футов в глубину. Очистив ее, мы не остановились на этом, а принялись терпеливо скрести и тереть все стены, пока они не стали чистыми и белыми. Г-н Кутумба Рао был потрясен, не было потрачено ни копейки, а яма была как новенькая.

Знаете, что сказал Баба двум студентам в комнате для интервью через какое-то время после этого? «Вы знаете, что такое сева?» Затем, указав на меня, Он продолжил: «Этот человек приезжает сюда летом, в Мое отсутствие, и знаете, чем он занимается? Он чистит выгребную яму. А знаете, как он это делает? Он делает это своими руками, и чистит даже стены, делая это так тщательно, что они блестят, словно кафель. Это и именуется севой – Высшей Севой! То, что делает вы – всего лишь спектакль!»

Каждый год команда Уейдгоанкара принималась за новую, кажущуюся непосильной, задачу, что приводило к созданию еще одного оазиса в пустыне

Источник: http://media.radiosai.org/journals/vol_13/01AUG15/Wadegoankar-prasanthi-service-02.htm

Продолжение следует…