Духовное чтениеПритчи и историиКонтроль над умом

Контроль над умом

В стародавние времена жил один царь, у которого было пять жён-красавиц. Он любил всех пятерых, и они платили ему тем же. Но с течением времени притязания жён настолько возросли, что царю стало трудно справляться со всеми их прихотями. В конце концов он решил найти способ, который бы помог ему раз и навсегда покончить с этой проблемой. Он поделился своими неприятностями с министром и попросил у него совета. Министр с грустью ответил царю: “Господин, моё положение не лучше. Я тоже в подчинении у собственной жены”. Царь с министром долго обсуждали этот вопрос, но так и не смогли найти выхода. Наконец министр сказал: “Ваше величество, попробуем сделать следующее. Мы созовём на совет всех женатых мужчин столицы, и, может быть, среди них найдётся хотя бы несколько тех, кто контролирует своих жён”.

Всем женатым мужчинам были разосланы приглашения, а во дворце сделаны соответствующие приготовления. Для совета были отведены два зала: один предназначался для мужей, находящихся “под каблуком” у своих жён, другой – для тех, чьи жёны находились у них в подчинении.

В полдень, в день открытия совета, первый зал был забит до отказа. Во втором зале – для мужей, управляющих своими женами, – не было ни души. Это обстоятельство обрадовало царя, так как он понял, что не одинок, и по крайней мере 98% мужей живут во власти своих жён. Наконец какой-то мужчина вошёл во второй зал и занял одно из кресел. Царь с министром устремились к нему. Министр сказал: “Мои поздравления, почтенный! Мы счастливы, что нашёлся хоть один человек, способный управлять своей женой. Не будете ли вы так любезны рассказать, какими средствами вы добились этой победы?” Мужчина ответил: “Но это не так, господин министр! Я под каблуком у своей жены”. – “В таком случае, – потребовал министр, – выйдите из этого зала и займите место в другом”. Но мужчина взмолился: “Ваша светлость! Я готов понести любое наказание за неподчинение вам. Но я не могу ослушаться наказа своей жены. Она велела мне сидеть не там, где будет вся толпа, а сесть отдельно от других. Я не посмел поступить ей наперекор”. Царь с министром вздохнули с облегчением – и вместе с тем, с безнадёжностью.