Духовное чтениеПритчи и историиИстории о Шри Кришне Чайтанье, рассказанные Сатья Саи Бабой

Истории о Шри Кришне Чайтанье, рассказанные Сатья Саи Бабой

Как стать дорогим Богу?

Гауранга – имя, данное при рождении Шри Кришне Чайтанье. Я хочу рассказать, как он заслужил своё святое имя – Чайтанья. Он хотел стать дорогим и близким Кришне. Его всегда восхищало, какая редкая удача выпала на долю флейты Кришны, который очень любил её и Он никогда не расставался с ней. Она наслаждалась блаженством прикосновения божественных губ и рук, а всё остальное время покоилась у Него на поясе. Гауранга мечтал стать таким же близким и дорогим Господу, как Его флейта.

Однажды он взмолился к Нему: “О мой Господь! Не раскроешь ли Ты мне секрет – как сделать так, чтобы стать Тебе ближе и дороже? Какая счастливая эта флейта!” Ночью Кришна явился Гауранге во сне. “Гауранга, если ты хочешь превратиться в инструмент, подобный флейте, через которую струится Моё дыхание, рождая божественную музыку, внимательно изучи флейту. Она пуста, внутри у неё ничего нет. Когда Я наполняю её Своим дыханием, оно свободно течёт по ней, превращаясь в дивные мелодии. Так сделай и себя пустым, освободи своё сердце от страстей и эмоций, а ум – от всех желаний. Тогда Я непременно выберу тебя Своим инструментом. Но будь бдителен! Ни единого следа эгоизма и привязанности не должно остаться в тебе, ибо тогда Моё дыхание не сможет струиться легко и свободно, и прекрасная музыка не зазвучит в твоём сердце. Я благословляю тебя, Гауранга”.

Гауранга проснулся на рассвете в большом волнении. Он знал, что самый верный и действенный способ очистить своё сердце – это петь бхаджаны. Он взял барабан и пару цимбал и двинулся по улицам города, распевая бхаджаны. Но в городе нашлись люди, которым не понравилось, что рано поутру их будят громкие звуки, и они решили положить конец этому нагарасанкиртану (уличному пению святых гимнов).

В один из дней они выхватили из рук певца барабан и разбили его. Гауранга ничуть не огорчился, а только сказал: “О, Господь, да будет Твоя воля. Наверное, Тебе не нравится, как я бью в барабан. Поэтому его и сломали”.

На следующий день, когда Гауранга шёл по улице и пел бхаджаны, какие-то люди подбежали к нему и отняли у него цимбалы. Гауранга восторженно вскричал: “О Господь! Ты, видно, не одобряешь мою игру на цимбалах. Я рад, что избавился от них”. И он пошёл дальше, продолжая петь и хлопать в ладоши. Он пел так многие годы. Это была его единственная садхана, и она помогла ему изгнать из сердца все следы эгоизма и привязанности. Он достиг стадии, когда один звук имени Кришны погружал его в транс. В каждой капле крови Гауранги было лишь сознание Кришны. Поэтому его почитатели и верные последователи дали ему имя Шри Кришна Чайтанья.

*** Чайтанья (1485-1553) – великий бенгальский святой, преданный Кришне, религиозный реформатор, основатель движения бхакти; считается воплощением Радхи и Кришны.
чайтанья – сознание.

Грешник превратился в святого

Шри Кришна Чайтанья был зачинателем движения нагарасанкиртана (уличного пения бхаджанов в процессии). Он погружался в созерцание Бога, воспевая Его славу и забывая о внешнем мире.

Однажды он проводил нагарасанкиртан в Навадвипе. К процессии поющих бхаджаны присоединились и знатные чины из городских властей. Шествуя по улицам, они в экстазе славили Господа. К группе примкнул карманный вор: он надеялся, что у него будет возможность очистить карманы богатых преданных, увлечённых пением и танцами. Но, оказавшись в их окружении, он сам начал петь – с ещё большим пылом, чем многие другие. Потом все вошли в храм и сели перед Чайтаньей, чтобы услышать его проповедь. Вор сел рядом со святым. Когда большинство людей покинуло храм, вор, ухватившись за стопы Чайтаньи, сказал: “Свами, ты даёшь советы множеству людей. Посвяти меня, пожалуйста, в какую-нибудь священную мантру”. Чайтанья взглянул на него и сказал: “Прежде скажи мне, кто ты такой и чем занимаешься”. Вор ответил: “Свами, могу ли я солгать тебе? Я – вор и был им всю свою жизнь. Моё имя – Рама, люди зовут меня Рама-вор”.

Чайтанья сказал: “Мне очень жаль. Я дам тебе Имя или мантру, а что же дашь мне ты как гуру дакшину?” Вор ответил тут же, без всякого колебания: “Я дам тебе долю от краденого”. Чайтанья сказал: “Деньги мне не нужны. Я хочу от тебя только одного – чтобы ты бросил воровство”. Вор возразил: “Свами, но это же моя профессия, как иначе смогу я заработать на жизнь? Я ничего больше не умею, другого ремесла у меня нет”. – “Хорошо, – сказал Чайтанья, – я дам тебе одну священную мантру, но с одним условием: когда ты пойдёшь на кражу, ты должен будешь прежде повторить её 1008 раз”. И он прошептал вору на ухо: “Ом Намо Бхагавате Васудевайя (Слава Тебе, Господь, сын Васудевы)”. Преображение вора уже началось, так как к нему прикоснулся святой. К тому же разговор с Чайтаньей освободил его ото всех прошлых грехов. Вор ушёл очищенным и обновлённым.

В один из ближайших дней многие богатые домовладельцы закрыли свои дома и пошли на даршан Шри Кришны Чайтаньи. Вор решил воспользоваться случаем и проникнуть в один из домов. Он выбрал особняк самого богатого человека в городе, залез в него и проник в комнату, где хранился ларец с драгоценностями. Вскрыв его, он увидел там множество драгоценных камней и золота, но решил ничего не трогать, пока не повторит 1008 раз данную ему мантру. Он не дошёл и до середины, как в дом вернулся хозяин со всей семьёй. Хозяйка сняла с себя украшения, которые надела перед уходом, и собралась положить их обратно в ларец. В комнате она увидела незнакомца, погружённого в чтение священной мантрыОм Намо Бхагавате Васудевайя”. Она подумала, что он, должно быть, великий мудрец, пришедший сюда, чтобы благословить их, и позвала мужа. Вор целиком ушёл в медитацию. Супруги решили, что он – святая душа, подобная Чайтанье. Вор, повторив мантру 1008 раз, открыл глаза и очень удивился, увидев группу людей, благоговейно сидящих перед ним. Хозяин дома спросил: “О почтенный, можем ли мы узнать, кто ты, и позволено ли нам будет просить тебя оказать нам честь и разделить с нами трапезу, чтобы мы могли искупить свои грехи?”

Вор подумал: “Если простое повторение имени Бога может внушить ко мне такое уважение, что же произойдёт со мной, если я каждый день со всей искренностью стану повторять это Имя? Тогда я наверняка заслужу Его милость”. И он принял решение покончить с воровством. Он простёрся ниц перед хозяевами дома и сказал: “Мать, разреши мне открыть тебе правду. Я – вор. Позвольте мне уйти в лес и провести там остаток жизни в общении с Богом”.

Все очень удивились, но и порадовались за него. В этот вечер он остался в доме как гость. Наутро весть об этом событии быстро разнеслась повсюду, и люди со всей округи пришли, чтобы посмотреть на бывшего вора. Они пронесли его в паланкине по городу, а потом оставили в лесу, где он хотел предаться покаянию. Позднее он ещё раз пришёл к Чайтанье и получил его благословение – на то, чтобы стать настоящим святым.

Что такое истинное бесстрашие?

Однажды к дому Чайтаньи подошёл нищий странник – в лохмотьях, с всклокоченными волосами и давно не мытым телом. Он остановился на пороге комнаты и, закрыв глаза, погрузился в медитацию. Увидев его, Чайтанья встал и спросил: “Кто ты? Войди внутрь”. Заслышав эти мягкие и приветливые слова, нищий открыл глаза и жалобно ответил: “Свами, я не достоин того, чтобы войти в твою комнату. Я презренное существо из касты чандалов (неприкасаемых). Я не вправе осквернять твоё святое жилище”. Широко улыбаясь, Чайтанья подошёл к нему ближе и сказал ласково: “Сын мой, никогда не говори, что ты жалок, ничтожен и достоин презрения. Кто грешен и кто свят на этой земле? Все святы, ибо Один Бог сияет в сердце каждого. Не стесняйся, заходи внутрь”.

Поскольку тот всё ещё колебался, Чайтанья спросил его о цели визита. Нищий ответил: “Свами, я неустанно произношу Божье имя, но чувствую, что в его звучании нет чайтаньи (духовной силы) – подобно человеку, находящемуся в коме, вроде бы живому, но лишённому сознания; мне кажется, я лишь механически повторяю имя Господа, но не ощущаю его божественной силы. Вот я и пришёл к тебе в надежде, что, если ты посвятишь меня в одно из Его имён, оно будет заряжено духовной энергией и, воспевая его, я продвинусь в своей практике”.

Чайтанья ответил: “Все имена Бога полны чайтаньи, или божественной силы. Божье имя всемогуще, оно излучает свет. Поэтому ты рассуждаешь неправильно, недооценивая мощь какого-то из Его имён. Но так и быть, чтобы порадовать тебя, я дам тебе мантропадешу (посвящение в мантру), как ты хочешь. Пожалуйста, войди в комнату”.

Гость подчинился и нерешительно переступил порог, с униженным и робким видом, трясясь от страха и сомнения, и, скорчившись, уселся в уголке. Жалея его, Чайтанья мягко сказал: “Сын мой, чего ты так боишься? Свобода и бесстрашие даны человеку от рождения. Свобода – твоё естество, почему же ты позволяешь страху завладеть собой? Ты должен понять, что духовная (атмическая) сила превыше всех мыслей, и изгнать свой страх”.

Говоря это, Чайтанья подходил всё ближе и ближе к неприкасаемому. Охваченный паникой, тот закричал: “Свами, умоляю тебя, не прикасайся ко мне! Если ты дотронешься до меня, мы оба будем виновны в нарушении традиционных устоев общества. Я боюсь ещё и потому, что теперь зима, а если ты коснёшься меня, тебе придётся совершать омовение в холодной воде, и это может повредить твоему здоровью. Я чту тебя как своего гуру, а согласно писаниям, гуру – это Сам Бог, и я сильно согрешу, навредив тебе. Я пришёл, чтобы внять твоему наставлению и принять от тебя помощь, а не для того, чтобы ты страдал из-за меня. За все грехи прошлых жизней я родился неприкасаемым. Я не хочу прибавлять к грузу своих грехов ещё один, позволив тебе дотронуться до меня”.

Выслушав всё это, Чайтанья возразил: “Какой же ты наивный! Своей “неприкасаемостью” ты лишь выдаёшь своё невежество, забывая о том, что Бог обитает в каждом существе. Бог не знает различий в кастах и религиях. Ведают ли о кастах пять природных стихий – земля, вода, огонь, воздух и небо? А ведь все они порождены Богом. Независимо от касты и веры, все имеют равные права на богатства природы, даруемые пятью элементами. Нет никакого смысла следовать кастовым и религиозным предрассудкам. Подойди же ко мне”.

Но бродяга никак не мог преодолеть страха, ибо его взрастили в нём с раннего детства. Это показывает, что такие чувства, как страх, любовь, ненависть и т.д. прочно укореняются в человеке, если он питает их в себе длительное время, с детских лет. Чайтанья терпеливо продолжал: “Бог не наделяет человека чувством страха. Человек сам питает его своей слабостью, вызванной несовершенством его натуры. Тот, кто не сделал ничего дурного или неправильного, никогда ничего не боится и потому не нуждается в защите и покровительстве. Бесстрашие – отличительный знак божественности. Его можно обрести отречением и жертвенностью. Например, если ты владеешь каким-то богатством, это – источник страха. Но если ты откажешься от него, тебе не будет страшно даже на глухой дороге, где полно разбойников. Дорогой мой, пойми, что твоя природа – абсолютное бесстрашие всегда и всюду, – так следуй же своей природе”.

И Чайтанья крепко обнял нищего. Но тот весь затрясся от смешанных чувств блаженства и страха, блаженства от объятий такого великого святого, как Чайтанья, и от страха перед навязчивой идеей, что Чайтанью осквернит это прикосновение. Он выкрикнул: “О Свами! Пусть только не загрязнят тебя мои грехи!” Весело рассмеявшись от этих слов, Чайтанья заверил его: “Какой же ты простак! Мы с тобой стали одним. Мы теперь неразделимы”. С нежностью обняв беднягу за плечи, Чайтанья прошептал ему на ухо имя Господа. Оно проникло прямо в сердце нищего и так преобразило его, что он воскликнул в экстазе: “Свами! Нет никого счастливее меня. Я теперь освящён, я стал святым и чистым. Я полностью избавился от чувства, что я – тело из пяти элементов! Твоей милостью и милостью Божьего имени, данного тобой, мне открылась моя истинная природа”.
 
Жизнь становится священной, если имя Господа с огромной любовью хранится в сердце как сокровище. Если нет этой любви, все так называемые духовные практики будут напрасными. Все духовные дисциплины нужны только для того, чтобы очистить сердце. Когда сердце становится чистым, нет больше необходимости изучать писания или заниматься садханой. Доведя эти истины до сознания своего нового ученика, Чайтанья заставил его навсегда забыть страх. Нищий неприкасаемый стал святым, чтимым и поныне, – Харидасой.

Мораль этой истории в том, что мы должны отказаться от всех различий, основанных на происхождении и жизненном статусе, и повторять или петь имена Божьи с пылкой любовью и преданностью. Сначала Имя смягчит сердце преданного; и только потом оно может смягчить сердце Бога и привлечь Его милость. Богу безразлично, сколько времени и какими способами вы занимались садханой. Богу нужна лишь искренняя, глубокая, идущая от чистого сердца любовь к Нему.