UncategorizedВ свете защиты Саи Бабы

В свете защиты Саи Бабы

Опасная для жизни болезнь или предстоящая серьезная операция заставляет нас напрямую столкнуться с нашей недолговечностью и необходимостью расстаться с привязанностью к телу. В процессе противостояния жизненным трудностям и ослабления эго мы можем увидеть, что находимся в свете.

В августе 1988 года мы с Шерон и четырьмя дочерьми поехали к Свами. Это была чудесная поездка, во время которой Свами ласково говорил с нами, вдохновляя на то, чтобы мы вели достойную жизнь. Вскоре после приезда в ашрам у меня появилось ощутимое нарушение сердечного ритма, и я чувствовал себя не очень хорошо. Я знал, что у меня порок сердечного клапана и когда-нибудь придется делать операцию, сбой ритма был знаком ухудшения. Расстроенный и встревоженный, я стал мечтать о возможности спросить Свами о своем сердце. Я целиком отдался этому желанию, и Свами неожиданно удостоил меня интервью – несколько мгновений спокойного общения с Ним наедине. Он просто указал на меня и поманил в комнату для интервью, как будто это было вполне естественно и заранее не запланировано. Но я знал, что Он откликнулся на мое беспокойство и ответил на мою молитву. За эту поездку это было мое первое личное общение со Свами и я впал в экстаз от близости к Нему. Свами заверил меня, что сердце мое в порядке и не стоит волноваться, прибавив, что иногда оно бьется слишком быстро. Этот короткий диалог очень приободрил меня. После поездки состояние мое не улучшилось. Я пошел к кардиологу, сделал кардиограмму, и мне сказали, что аортальный клапан требует замены. Кардиолог успокоил меня, сказав, что, хотя клапан и поврежден, само сердце здоровое и прекрасно работает, – как и сказал мне Свами. Если операция пройдет успешно, я буду хорошо переносить нагрузки. Хотя я и знал о пороке клапана, но я не думал, что операция будет нужна так скоро. И теперь, встав перед ее необходимостью, понимал, что возможна инвалидность и даже смерть, Я очень остро осознал свою бренность, разговаривая с анестезиологом, который подробно описал ход операции. Я очнусь от наркоза с разрезом на груди, из шеи и грудной клетки будут торчать дренажи, в горло будет вставлена дыхательная трубка. Возможно, ему не стоило так красочно описывать детали. Представив, насколько я уязвим, я даже всплакнул вместе с Шерон, когда рассказал ей об этом. Проблемы с физическим телом нанесли удар моему эго. Мой престиж как врача испарился, когда я стал пациентом. Я более ясно увидел, насколько шатки все земные обретения и силы. Я сидел в приемной своего врача, ожидая рентгена. Когда я входил в рентгеновский кабинет, медсестра шла за мной и потянула меня за подтяжки. Хихикнув, она отпустила их и, увидев, что резинка растянулась, хлопнула меня по спине, что отнюдь не являлось тем почтительным обращением, к которому я привык как врач, Как быстро мы можем лишиться всего во внешнем мире! Я смог увидеть, что это полезный урок для моего эго и взмолился к Свами, чтобы Он позволил мне крепко держаться за Него, любить Его и отрешиться от этой пьесы.

Я понимал, что люди пытаются приободрить меня и что у меня и в самом деле много шансов успешно выйти из этой переделки. Я также знал, что операция серьезная, и мне нужна была поддержка Бога, чтобы принять все, что бы ни случилось. Годами я говорил другим, чтобы, они не полагались на репутацию и мирской успех, ибо все это тает со временем. Сколько раз я слышал от Свами, что все мирские атрибуты уплывают, как облака, что здоровье и богатство исчезают, как сон. Слушать эти наставления и пересказывать их- это одно. Приготовиться к испытаниям самому и сердцем, но в то же время хотел наяву встретиться с Ним и убедиться в Его защите. Поэтому я послал Ему письмо, хотя, конечно, и не надеялся на письменный ответ. И все же что-то очень важное случилось в последние недели перед операцией. Я получил то, что мне было нужно, как будто мне действительно пришла письменная весточка от Свами.

В февральском выпуске ” Санатана Саратхи” 1999 года была помещена речь Свами о событиях, произошедших во время Дня спорта. Эта речь имела прямое отношение к моему скорому столкновению с непостоянством мира. И она укрепила мою веру в то, что Свами всегда готов защитить нас. Она зарядила меня великим мужеством перед предстоящей операцией. День спорта отмечается ежегодно в январе, и по этому случаю, студенты из колледжей Свами приезжают в Прашанти Нилаям и на большом стадионе у Обзорного холма устраивают спортивные представления в присутствии Свами. Свами сидит на высокой трибуне в компании нескольких старинных преданных, а на большом игровом поле перед Ним студенты маршируют, бегают, проделывают гимнастические трюки, выражая этим свою любовь Свами и радуя зрителей. Свами сделал особое предупреждение, чтобы в этом году ( 1999 ) не отмечался День спорта. Он посоветовал организаторам не устраивать праздника, поскольку, как мы все узнали позже, Он будучи всезнающим, предвидел, что один из студентов получит серьезную травму. Однако, несмотря на предостережение Свами, организаторы решили продолжать подготовку. Возможно, они поступили так потому, что Свами очень хорошо играет роль доброго друга, и иногда мы не сознаем Его божественности и забываем следовать всем Его указам, каждый из которых абсолютно оправдан и не оспорим.

В своей февральской речи 1999 года Свами рассказал, как Он избавил студента от серьезной травмы, взяв беду на себя. Несчастный случай произошел, когда Свами ехал в колеснице по стадиону к трибуне. Колесница неожиданно накренилась, и Свами упал на землю. «В результате пострадала Моя голова, рука и позвоночник. То, что предназначалось юноше, Я взял на себя». Затем Свами описывает, до какой степени Он готов защищать преданных и подает пример того, как превозмогать привязанность к телу.

Я оказался в очень неловкой ситуации. Я должен был пройти к трибуне так, чтобы никто не заметил Моих травм. Поэтому Я пожелал, чтобы ни одна душа ничего не заметила, а иначе все начали бы волноваться. В это время дхоти под мантией, начало пропитываться кровью. Опасаясь, что преданные увидят это, Я осторожно прошел в ванную. Чтобы стереть сочащуюся кровь, полотенец было недостаточно. Я не хотел оставлять в ванной испачканные кровью полотенца, иначе их бы заметили. Хотя боль была мучительной, Я сам постирал полотенца с мылом, выжал их и повесил сушить. Ни при каких обстоятельствах Я не обнаруживаю своих страданий, боли или усталости. Сразу после этого подошли два студента и взмолились, чтобы Я поднял флаг. Когда Я встал с кресла и спустился, ощущение было такое, как будто меня подвергли электрошоку. Я улыбнулся собственной божественной лиле ( игре ). Я не мог твердо стоять на ногах. Я подумал, что не должен поддаваться привязанности к телу, и пошел по полю с улыбкой, чтобы поднять флаг. Потом Я зажег светильник. Я оказался в затруднительном положении. Я не мог сидеть удобно ни в какой позе. Поскольку Я призываю всех преданных отказаться от привязанности к телу, Я сам должен подавать пример в этом отношении. Сказав это себе, Я вел себя соответственно. Опасаясь, что кровавое пятно увидят, когда Я буду возвращаться на трибуну, с игрового поля, Я поднялся по ступеням, ведущим прямо к моему креслу. Разве может обычный человек скрывать такое серьезное повреждение от глаз публики так долго, среди такого большого скопления людей? Нет. Я сидел в кресле целых пять часов. Я рассказываю все это, чтобы студенты и преданные смогли уяснить природу Божественного

Свами описал боль.

Это было, как будто тело пронизал электрошок. Шок возникает благодаря электрическому току, но если Я сам – этот ток, можно ли говорить о том, что Я подвержен шоку? С этими ощущениями Я высидел всю церемонию и вернулся в мандир

Затем Свами обьявил о своей готовности спасать нас от бед.

Так же, как и в этом случае, Я беру на себя бессчетные страдания, угрожающие студентам и преданным в самое разное время, чтобы защитить их. Я рассказываю этот эпизод только для подтверждения того факта, что Я иду на все, чтобы защитить тех моих преданных, которые подчиняются Моим указам

Не так часто Свами открыто заявляет приверженцам, что Он всегда с нами, защищая и поддерживая нас – вплоть до того, что берет на себя травму другого. Прочитав слова Свами о том, как далеко простирается Его защита, я зарядился огромным мужеством перед лицом операции. Я так сильно чувствовал оберегающее меня присутствие Свами, пока готовился к операции, что отчетливо видел Его оранжевую робу внутренним взором. Образ был такой ясный, что почти что был виден и во внешнем мире. Возможно, в то время, когда мы наиболее уязвимы, мы также открыты тому, чтобы видеть Его как самого дорогого и близкого. Когда меня везли на операцию, я чувствовал себя в безопасности.

Операция прошла относительно гладко. Через несколько дней я сидел на кровати, безвольно свесив ноги, и гадал, вернутся ли ко мне когда-нибудь силы. Меня беспокоило смогу ли я снова работать. Но больше всего меня тревожило, будет ли у меня достаточно сил, чтобы служить Свами или поехать к Нему и снова оказаться в Его физическом присутствии. Я знал, что во власти Свами дать нам жизнь или забрать ее. Я молился о силе, позволившей бы мне, принять все как Его волю, но явно предпочел бы поправится, чтобы служить Ему.

Милостью Свами я мог поехать к Нему уже через полгода, и в первые два года после операции был у Него еще три раза. Во время первой поездки народу в ашраме было немного, и мы с Шерон наслаждались спокойным и близким общением со Свами. Пережив страх, что больше никогда не увижу Его, теперь я испытывал экстаз, находясь рядом с Ним, и чувствовал, что купаюсь в свете Его вездесущей защиты.

В Нем после смерти

Д-р Ханумантаппа рассказал мне историю, которую он услышал, сидя на веранде храма, показывающую, что мы буквально находимся внутри света, внутри самого тела Бога. Уважаемый индийский политик приехал в Прашанти Нилаям, и Свами вызвал его на интервью. Из комнаты для интервью он вышел, неудержимо рыдая. Д- р Ханумантаппа недоумевал, что могло приключиться, но спрашивать было неудобно. Вскоре Свами вышел из комнаты и дал этому человеку немного пепла, вибхути, что успокоило его. Через несколько минут политик склонился к д- ру Ханумантаппе и спросил не он ли – бывший проректор университета Свами. Завязавшаяся беседа дала возможность д-ру Ханумантиппе поинтересоваться, что с ним произошло. ” Извините за любопытство, но я не мог не заметить, что вас переполняли эмоции, когда вы вышли от Свами. Что случилось? ”

Политик рассказал, что недавно его жена тяжело заболела и была близка к смерти. Она попросила его, чтобы в последний раз он отвез ее к Свами. Он собирался так и сделать, но в день отъезда получил сообщение, что должен присутствовать на политическом мероприятии. Он решил, что возьмет жену к Свами, как только вернется. Когда он отсутствовал, она умерла. И как раз сейчас он принес ее прах Свами. Не успев приехать, Свами вызвал его на интервью. Свами сказал: ” Почему ты не исполнил последнюю просьбу жены и не привез ее сюда? Она была хорошей преданной и хорошей женой и более 40 лет заботилась о тебе и твоих детях. Она хотела увидеть Меня в последний раз, а ты не привез ее. Почему ты не нашел время, чтобы исполнить ее последнюю волю?”

Вне себя от горя и чувства вины, политик опустил голову и заплакал. Свами велел ему поднять глаза. Взглянув перед сбой, он увидел, что его жена, во плоти, выходит из тела Свами и приближается к нему. Она взяла его за руку и ласково сказала: ” Я со Свами и очень счастлива. Не горюй. Я счастлива”. И она исчезла, вернувшись в тело Свами. Д-р Ханумантаппа увидел, как этот человек вышел с интервью, безудержно рыдая, – так он был потрясен милостью, ниспосланной ему Свами.

Из книги: “Человек с любовью- Бог” , Москва, А- Русь, 2007 г., стр 358- 365